Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 3)

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 3)

Все начинается с того, чтоб вспомнить свой Путь...

Евдокия. Итак, на чём мы остановились?

Станислав. Мы решили вспомнить свой путь, чтобы проложить дальше вектор движения.

Александр. Ну, вектор, может быть, и не изменится, но что-то обязательно должно прийти новое.

Павел. Новое – прийти, а мы – уйти. Прямо словесная эквилибристика.

Станислав. Хорошо, тогда начну я, с вашего позволения. Я даже Ирину сегодня позвал с собой, чтобы не забыть ничего существенного.

Александр. Ирочка, как здорово, что ты пришла, жаль, что не каждый раз ты бываешь с нами.

Ирина. Если мы будем здесь всегда вдвоём, то наш дом рухнет – некому будет осуществлять ваши планы.

Александр. Ну, тут ты не права, не права. Ведь мы уже сто миллионов лет ничего не пьём, кроме чая, поэтому никакой опасности для семьи не представляем.

Ирина. Конечно, не представляете, кроме одной: когда-нибудь ваши посиделки затянутся действительно лет на сто пятьдесят, и, придя, наконец, домой, вы обнаружите просто другое поколение родственников.

Евдокия. Так вот почему, приходя домой, Александр всегда обнаруживает другую женщину?!

О путевых и беспутных
О путевых и беспутных

Александр. Всё, сдаюсь. Сегодня вас двое. Я не потяну. Мужики, выручайте. Разберите женщин, пока они не потопили корабль серьёзной философской беседы своими бытовыми штучками.

Павел. Да, сегодня именно такое испытание, на «быт», так сказать.

Станислав. Я всё-таки попробую продолжить. Если вы помните, мы встретились у стола ведущей вечера, записывая автора и название небольшой зелёной книжки, на которую нам столь необычно указала поэтесса. Это было совсем обычно, но вот дальше начались странности, которые я отметил, лишь записав всё в дневник, а потом перечитав несколько раз. Смотрите, мы, вернее, каждый из нас и тогда был довольно самостоятельным человеком. Что мы делаем: мы не просто списываем интересную для нас информацию, чтобы потом каждому найти и прочесть интересующую книгу, да, но мы ещё и зачем-то тогда уже обмениваемся телефонами. Почему? У каждого из нас была к тому времени своя жизнь, придя в эту библиотеку, никто из нас, подчёркиваю, никто не ставил себе цель завести друзей. Тогда почему мы все, как по команде, обменялись телефонами? Заметим этот пункт под номером два после нашей невероятной встречи в библиотеке. К тому времени вышло уже четыре книги Вл. Мегре. Вот тут начинается то, о чём мне хотелось бы рассказать поподробнее. Что отличало эти книги от многих других философских и эзотерическмх книг, прочитанных нами к тому времени? В них был дан алгоритм действия, применительно к нашим условиям, в наше время, в нашем пространстве, в нашей стране. Прямо план. Бери и действуй. Это будоражило невероятно, но и как-то пугало. Ведь мы привыкли к недоступности сокровенных знаний. Это – один из гигантских мифов, в которых ЖИВУТ люди: душа рвалась к осуществлению, а прагматичный разум, скованный постулатами общества, не пускал. И тогда мы начали звонить друг другу. Мы все вдруг сразу нашли маленькие бумажки с телефонами и именами и позвонили друг другу примерно в интервале трёх дней. Это следующее звено цепи нашего единства.

Александр. Слушай, Стас, ты нас так препарируешь, просто жуть берёт.

Евдокия. Это в нём профессионал не дремлет.

Павел. Ребята, не сбивайте. Иначе сегодня будете вы вещать. И прекратите лопать с такой скоростью Иркины плюшки, Стасу ничего не останется.

Александр. Ему жена наверняка дома припасла.

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 5)
Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 5)

Станислав. Если бы тогда не эти книжки, то не было бы сейчас у меня жены, и нечем было бы вам сейчас лакомиться.

Ирина. Ты не прав. Я не согласна. Книжки книжками, но делаем-то мы сами. Ничего принципиально нового мы не прочитали в них, но мы ощутили совсем другие вибрации. Наши души воспарили в естественном потоке безусловной любви Анастасии, в котором она просто живёт и частью которого является. И ощутив это, мы тоже захотели жить так, мы захотели жить так постоянно, мы захотели воспроизвести это.

Станислав. Я говорил, что, сидя в библиотеке, мы с женой ощутили ту пустоту, которой стала наполнена наша совместная жизнь. Мы вернулись домой тихие и потерянные. Наш сын уже взрослый и живёт отдельно. Пустая, вдруг как-то вмиг остывшая квартира встретила нас

Зачем люди живут в родовых поместьях,  если это не бизнес и даже не бегство от цивилизации?
Зачем люди живут в родовых поместьях, если это не бизнес и даже не бегство от цивилизации?

Пустая, вдруг как-то вмиг остывшая квартира встретила нас темнотой. Приходя, мы всегда везде включаем свет, как бы обозначая пространство. А здесь мы сразу прошли на кухню, не переодеваясь, поставили греть чайник и молча стали ждать. Молчание давило, казалось, ещё миг – и сердце просто разорвётся от тоски. Я увидел опущенные плечи Ирины, черноту ночи в оконном проёме, темноту в коридоре. И мне показалось, что этот небольшой кусочек света в кухне – это всё, что у нас осталось, что мы плывём на нём, как на льдине, в черноте неизвестности, а чернота наступает, потихоньку съедая края света. «Нет!» – вдруг резко выкрикнул я, вскочил, стал бегать по квартире и включать везде свет.

«Подожди, Иришка, ведь мы ещё живы, мы не можем просто так взять и сдаться. Ты помнишь, как мы начинали? Ты помнишь, как ты бросила профессорский дом своего папы и полетела за мной на другой конец страны, в нищету и любовь? Мы не должны сдаваться сейчас! Кто научит наших внуков любить? Кто расскажет им, как бились наши сердца, не давая замёрзнуть нам и ещё пяти туристам? Милая моя, единственная, поднимайся! Не давай холоду сковать своё сердце! Борись! Слышишь, борись!».

«Стас, прекрати вопить на весь подъезд. Перепугаешь соседей. Ещё милицию вызовут, с перепугу-то. Устала я. Оставь меня. Прости, но нет больше сил на всё это. Я понимаю, всё это было, но сегодня – нет. Не разрушай созданного с таким трудом. Или иди без меня. Я устала от твоих «пионерских костров». Мы всегда были честны друг с другом, это, наверно, единственное, что у нас осталось».

«Хорошо, но давай попробуем...».

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 1)
Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 1)

«Попробуем что? Возродить любовь, которая испарилась? И ты возьмёшь обязательство перед собой каждый день дарить мне цветы? Я знаю – ты педант, ты будешь дарить, но ведь это – не то. Мы оба знаем это. Зачем устраивать этот цирк? Давай просто тихо разъедемся, если ты хочешь продолжать жизненные эксперименты».

«Ну, подожди. Так сразу и разъедемся. Подожди, давай поговорим. Почему так получилось? Когда мы потеряли свою любовь? Зачем нам всё это барахло, если нет сил радоваться солнцу и заворачивать плечи в ночь?».

«Прекрати свою агитацию. И вещи здесь ни при чём. Почему ты всегда противопоставляешь? «Барахло»... А ты вспомни, сколько стоило нам с тобой приобрести всё это? Но, главное, добиться того, чтобы сегодня мы не тряслись над каждым рублём и не боялись завтрашнего дня?».

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 7)
Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 7)

«А, может быть, это и было ошибкой? Может быть, это барахло и сожрало нашу любовь? Ну хорошо. Может быть, это было правильно вчера, а сегодня нам нужно сменить ориентиры?».

«Ты сегодня спать собираешься? Или так и будешь митинговать до утра?».

Говорили мы ещё долго. Всё в том же ключе – с разбега и в стенку. Мы забыли, что головы и сердца на стены не рассчитаны. Следующий день был выходным. За завтраком я понял, что всё-таки кипятился вчера не зря: жена стала чуть мягче, да и в голове (?) у неё, по-видимому, что-то прокручивалось. С утра я был не таким решительным, как вчера. Я совершенно не представлял, в каком направлении действовать, и тут вспомнил про книжку. Я купил сразу все четыре книги Вл. Мегре и засел за чтение. Жена сначала косилась, но потом, видя моё ошалелое погружение, стала читать тоже. Мы прочли их быстро, залпом, припали, как к роднику в пустыне. Наши сердца пели и танцевали. Мы могли только что-то бессвязно лопотать и блаженно улыбаться чему-то разбуженному внутри себя. Эта эйфория длилась несколько дней, но однажды воскресным утром мы, спокойно сидя на кухне в блаженном осознании, что никуда бежать не надо, задали вслух один вопрос: «А дальше?».

Я хотел бы остановиться на этом мгновении подольше. Задан вслух этот вопрос, мы вдруг поняли, что мы опять вместе, что мы опять – МЫ, что нам уже не надо разъезжаться и выбрасывать барахло, что просто начался следующий этап в нашей жизни. Как мы обрадовались тогда!

Ирина. Да, это был очень знаменательный день. Сегодня мы считаем его днём второго рождения нашей семьи. Тогда мы осознали, что смогли вернуть свою Любовь, что она вернулась в наш дом. Мы целый день гуляли по городу. Заходили в какие-то кафешки, покупали воздушные шарики, делали всякие

Любовь вернулась, и это было главным, мы праздновали возвращение своей любви. Мне было очень страшно смотреть в будущее, я чувствовала, что мы будем делать что-то такое, чего не делали никогда, и неизвестно, делал ли кто-либо до нас, но рядом смеялся Стас, тепло его рук проникало вовнутрь меня, и открывало там неизвестные ранее неисчерпаемые источники сил, и возвращалось в сердце уверенностью, что всё у нас получится, просто не может не получиться, ведь нас ведёт Любовь.

Станислав. В тот день вернувшись домой, мы сели обсуждать свои планы на будущее. Здесь было всё: и смена работы, и продажа дачи, и закупка литературы по растениям и ландшафтному дизайну.

Ирина. Да-да, именно закупка, причём, массовая.

Станислав. В этот день вернулся из отпуска сын. Он открыл дверь своим ключом, вошёл в комнату и, увидев нас, тихо опустился в кресло: «Предки, что с вами?». Мы почему-то совсем не удивились его появлению, его растерянности, а хором воскликнули: «Ты это читал?». Выдали ему все четыре книги и продолжили составлять план. Сын немного посидел в кресле, понял, что нужно проявить инициативу, и попросил его покормить. Только здесь мы смогли всплыть, по-настоящему вспомнить о нём, и пока он ел, наперебой рассказывали обо всех наших новостях.

Ирина. Вечером, проводив сына, вернувшись к нашему плану, мы поняли, как было бы хорошо, если бы рядом были ещё люди.

Станислав. Мы стояли на балконе, провожая сына, смотрели на город, зажигающий огни. Нам не хотелось уходить. Было прохладно, и я обнял Ирину за плечи, желая согреть. Мы стояли, а внутри полыхала Любовь. Нам захотелось распространить её на весь город, за горизонт, в бесконечность. И тогда мы решили позвонить по телефонам из библиотеки.

Александр. К тому времени я находился примерно в той же стадии – мне срочно нужно было с кем-нибудь поговорить обо всём этом.

 

Источник: Интернет-журнал "Совершенствуй среду обитания"