Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 7)

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 7)

Эта история о том, как последовательно действовать, чтоб переехать жить в свое Родовое поместье...

Павел. Ну что, осталась моя история. Ребята описали всё очень подробно, высвечивая каждый определённую грань своего опыта, чтобы вместе получился почти идеальный круг, где каждый смог бы найти отголоски себя. Наша семья была похожа на многие семьи в нашей стране – каждый жил своей жизнью. Мы пришли к негласному соглашению относительно нашей совместной жизни и старались не нарушать его. Сыну оставался один год до окончания школы, у Ольги была своя карьера, я на фоне своей необременительной работы мог спокойно пробовать заинтересовавшие меня ментальные теории. Внешне ничто не предвещало тех глобальных перемен, которые последовали в лавинообразном режиме.

Зачем люди живут в родовых поместьях,  если это не бизнес и даже не бегство от цивилизации?
Зачем люди живут в родовых поместьях, если это не бизнес и даже не бегство от цивилизации?

К этому времени мы с женой уже много лет были вегетарианцами, сын, периодически уступая соблазнам окружающего мира, стремился от нас не отставать. Много лет всей семьёй мы занимались разными физическими практиками плюс, конечно, их философский аспект. Когда мы прочли сразу четыре книги В. Мегре, то эффект был удивительным. Сначала мы просто забыли о них. Прочли запоем – и тишина. Потом приходит сын и говорит, что он бросает школу и поедет в тайгу искать ответы в себе на внутренние вопросы. Мы, конечно, на дыбы. Какая тайга, какие ответы – осень на дворе. У Ольги обратная реакция – это всё твои заскоки, я хочу простого человеческого счастья, выбрасывай свои проросшие зёрна и веди меня в ночной клуб. Я понял, что у моих ребят крышу срывает. Что делать?

Уехал я один на холодную дачу и стал думать. День сижу мёрзну, два сижу. Перепробовал все свои техники успокоения сознания и медитации. Результат – ноль. Тогда я надел сапоги и пошёл гулять по дачному посёлку. Моросил дождь, было сыро и неприветливо, поднялся ветер. Я шёл, подставляя ветру с дождём своё пылающее лицо, и говорил себе, что хочу, чтобы этот ветер выдул из меня все мысли, чтобы этот дождь вымыл из меня все мои знания. Я просто хочу пустоты в себе. Время куда-то исчезло. Я шёл и шёл, потом ощутил, что какой-то другой ритм всплыл изнутри меня. Что с каждым шагом я наполняюсь или изменяюсь, трудно было что-то сказать, но мне было хорошо. Я повернул к дому. Оказалось, что я гулял почти четыре часа. Уже темнело, я поспешил на электричку. В голове было пусто и легко. Я не узнавал себя, как будто лет десять оставил на осенних дорожках. Я открыл дверь своей квартиры со словами: «Народ, выходи строиться. Мы едем в отпуск». Если вы думаете, что я сам знал, что говорю, то глубоко заблуждаетесь, но только что обретённый внутренний покой вёл меня. Уладив все бытовые сложности, через два дня мы оказались в доме отдыха, недалеко от нашего города. Теперь мы уже втроём гуляли по осенним аллеям местного парка и говорили, говорили о своём будущем. Мы ощутили то пространство, которое открылось для нас через слова Анастасии.

Нам не хотелось ехать на конференции В. Мегре, хотя мы не раз между собой высказывали ему нашу сердечную благодарность за его книги, у нас не стояло вопроса, «существует ли Анастасия». Единственное, что захватывало нас теперь абсолютно, так это то, как вместить в нашу жизнь тот поток знаний, который теперь фонтанировал внутри нас. Может быть, постоянно занимаясь разными практиками, наше сознание и наши тела были готовы к столь стремительному погружению в неизведанное. Тогда главное для нас было сохранить критичность мышления и адекватность своего поведения, чтобы не очень шокировать окружающих. Так мы вернулись в город. Наш дачный домик стоял практически на краю посёлка, гранича с небольшим леском. Мы всё время гуляли в нём и в разговорах между собой даже называли «нашим». Сначала мы решили просто переселиться на дачу, прямо сейчас, для чистоты эксперимента, чтобы не «фонил» город. Но тут, конечно, Ольга «встала на дыбы». Конечно, она была права, нельзя делать просто резкие движения, но мы с сыном были невменяемые. Нам хотелось побыстрее убежать ото всех, чтобы в тишине послушать те новые горизонты, которые распахнулись внутри нас, разобраться со всем этим, понять. Но Ольга – она молодец. Она была как скала. Мы приняли компромиссный вариант: каждый из нас разрабатывает программу с

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 3)
Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 3)

Мы приняли компромиссный вариант: каждый из нас разрабатывает программу свёртывания к весне своих связей с обществом вообще или максимально их сокращает, чтобы с весны начать на даче уже практический эксперимент построения своего пространства Любви. Труднее всего было убедить сына сдать экзамены и получить аттестат, но тут мы привлекли на свою сторону новое открывшееся для нас видение-ощущение действительности, и он согласился. Та зима была для нас временем открытий, планов и приготовлений, но реальность, как всегда, перевернула все наши ожидания. Нам очень помогло общение с вами.

Евдокия. Может быть, ты расскажешь теперь поподробнее, как мы общаемся?

Павел. Да, сначала мы не хотели говорить об этом, чтобы особенно не шокировать людей, но сегодня события развиваются столь стремительным образом и именно в том направлении, что не сказать об этом – значит ввести вас в заблуждение. Мы все вчетвером встретились сначала на тонком плане: Стас с Ириной, другом-поэтом был в той самой библиотеке, в которой поэтесса говорила о книгах В. Мегре, Евдокия ждала свою подругу тоже в библиотеке, но совсем другого города, и нас она увидела во сне с поэтессой и номерами телефонов. То же было для всех остальных: у каждого был свой приход в библиотеку, только во сне он продолжился приобретением друзей. Поэтому, когда каждый из нас говорил, что он решил позвонить по «библиотечным телефонам», он имел в виду, что мы во сне познакомились друг с другом. Практически это случились в течение трёх дней. С тех пор наши контакты были, более или менее, постоянными – по требованию. У кого-то это было состояние медитации, у кого-то во сне, у кого-то в виде практически непосредственного диалога. Нам трудно сегодня объяснить вам, почему в пространстве мы нашли именно друг друга, почему это случилось так, как это случилось, и тогда, когда это случилось. Но сегодня, завершая наши беседы, мы хотим открыть все наши карты, если можно так выразиться. Мы видим, что многие готовы услышать реальный конец или, вернее, промежуточный результат нашей истории.

Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 6)
Беседы практиков о Родовых Поместьях (Часть 6)

У нас с сыном первыми получилось выйти в измерение светлых сил, и мы стали помогать остальным освоить это. Мы все вместе помогали Виталию в его поездках. Каждому из нас открывался конкретный срез реальности и конкретные возможности, как, например, у Евдокии с растениями и обогревающим фонарём. Мы рассказывали друг другу об этом. Не всем сразу удавалось повторить опыт другого, или этот же опыт протекал по-другому. Мы старались обмениваться друг с другом освоенным, ибо изменения с нами происходили и происходят очень быстро. В чём заключаются эти изменения? Если не присматриваться специально, то можно сразу и не заметить, но для нас, живущих внутри этого опыта, если можно так сказать, перемены просто потрясающие. Мы увидели, что можем практически управлять своей жизнью: ставить задачу, и пространство организованно решает её. Мы смогли увидеть причину и следствие одновременно, поэтому теперь не стремимся изменить мир вокруг нас, понимая его совершенное соответствие творящей мысли. Когда наша семья переехала ранней весной на дачу, то сюрпризы посыпались как из рога изобилия. Мы стали знать, что делают наши знакомые в городе за много десятков километров от нас. Нет. Это было не праздное любопытство, а только тогда, когда они вдруг решали, без нашего на то согласия, посетить нас. Мы тут же узнавали об их намерениях, и, если нашего согласия на этот визит не было, то он становился невозможным: либо изменялись обстоятельства, либо барахлила машина, а особо упрямые по неведомым для них причинам вдруг поворачивали обратно с середины пути. Как правило, об этом мы узнавали задним числом и пометили себе это как ещё один фактор управления собственной жизнью.

Ребята уже рассказывали о чисто физических изменениях. Я не буду повторяться. Расскажу о своей части опыта. Как-то мы вдруг заметили, что перестали слышать соседей. Странно, ведь наш участок не так уж велик, всего 25 соток, и дом стоит как раз ближе к посёлку. После того, как мы освоили общение с растениями и управление пространством, мы стали замечать, что нам нужно «разрешить

После того, как мы освоили общение с растениями и управление пространством, мы стали замечать, что нам нужно «разрешить», чтобы к нам кто-либо зашёл, только тогда это становится возможным. А однажды приходит Ольга из местной палаточки и говорит: «Ну к тому, что меня никто не видит и все норовят на меня наступить, я уже привыкла, но то, что и дома нашего уже не существует, это я узнала только сейчас». Под наши удивлённые взоры она объяснила, что в разговоре в палатке председатель нашего дачного кооператива, объясняя что-то приезжему, показал на дом перед нашим, как на последний в улице. «Стоят они, смотрят мимо нашего дома, мимо нашего леса, и говорят, как можно продолжить улицу, построив дома на лугу, за лесом. Посмотрела я на них и тихонечко к вам пришла. Что скажете, маги-волшебники? Нашаманили. Дом с глаз человеческих пропал». Мы задумались. Потом поняли, конечно, ведь наше пространство уже вибрирует с совершенно другой скоростью, которая не попадает в диапазон улавливаемых людьми, окружающих нас.

О путевых и беспутных
О путевых и беспутных

Так промчалось лето в находках, неожиданностях и интересностях. Мы решили зимовать на даче. Дом у нас практически летний, но с последними своими открытиями это уже не волновало нас, да и природа на нашем участке вела себя совершенно по-другому, чем за нашей территорией – везде явно холодало, а у нас был конец лета. Наверное, разросшиеся пихты скрывали нас от любопытных глаз улицы, только никто не замечал этого, да к нам, практически, теперь никто незнакомый и не ходил. Поздней осенью, когда уже начинал срываться снег, произошло знаменательное событие. Мы сидели на веранде, и каждый занимался своим делом, вдруг сын поднял голову и сказал: «Сейчас у нас будут необычные гости, только вы не напугайте их». Он только закончил последнее слово, как прямо перед нами, у берёзы мы увидели молодую женщину с двумя детьми. Наиболее уверенно себя чувствовал самый младший. Он шёл прямо к нам и улыбался, за ним немного робко шагал мальчик постарше, а женщина просто замерла в ступоре и через мгновение пропала. Мальчик, что постарше, почти испугался, тогда младший брат, а это был Серёжа, взял его за руку и начал спокойно и уверенно говорить: «Васятка, ты не бойся, ведь это дядя Павел, тётя Оля и Захар, помнишь, мы часто с ними разговаривали как в зеркале. Ты не волнуйся, а маму мы сейчас позовём, и она вернётся, нужно только немного помочь ей. Не трепыхайся ты так, только её напугаешь». Мы сидели, как заворожённые, и смотрели на эту картинку, как маленький белобрысый малыш в лёгких штанишках и футболке что-то словно пел другому мальчугану, а тот постепенно успокаивался и начинал улыбаться. Потом они повернулись друг к другу, взялись за руки и стали что-то шептать, с улыбкой глядя друг другу в глаза. Через некоторое время рядом с ними опять появилась та же молодая женщина. Она не бросилась к ним, а спокойно подошла, присела на колени, обняла обоих. Они прижимались к ней, её руки гладили их плечи. Ещё миг, и они уже идут к нам, радостно улыбаясь. Трудней всего пришлось Ольге. Я думал, что она просто грохнется в обморок, но она молодец, выдержала. Как она потом мне призналась, что только одно слово пульсировало в мозгу: «Дыши, дыши», – ну, она и дышала.

Евдокия. Да, это было потрясающее путешествие. Мы с детьми пошли пройтись в лесок, мама что-то делала на веранде. Мы шли, переговаривались, рассуждали, хорошо бы просто ходить в гости без самолётов и поездов. Вдруг что-то в пространстве изменилось, и я заметила, что трава стала немного зеленей: поднимаю голову и вижу улыбающиеся глаза Захара, с ним у меня получалось говорить проще всего. Тут моя голова чуть не разорвалась от вопросов, и... я у своей веранды. Мама мне говорит: «Вы уже вернулись? Что-то я и не заметила, как вы подошли. А дети где?». Я начала судорожно соображать, что случилось и что мне теперь делать. Время будто остановилось. Только вдруг слышу в ушах как будто стук какой-то и понимаю, что это бьётся Серёжкино сердечко, как за собой зовёт, я тогда начинаю только его слушать, как настраиваюсь на него, и... раз – я около них. Как это получилось, я тогда не поняла, да и теперь не могу

Как это получилось, я тогда не поняла, да и теперь не могу объяснить механизм происходящего, но зато мы можем ходить друг к другу в гости.

Управление в экопоселении начинается с праздников! (Видео)
Управление в экопоселении начинается с праздников! (Видео)

Павел. Так мы познакомились с Евдокией и её детьми.

Александр. Следующая очередь была моя. Сижу я в городе, дел невпроворот, вдруг чувствую, надо ехать. Сажусь в машину и, практически на ночь глядя, приезжаю на свой участок. К тому времени я уже его освоил немного, посадил кое-чего, дом подправил. Хожу по участку, себя спрашиваю, зачем, мол, приехал. Не заметил, как за околицу вышел, потом смотрю, вроде дом стоит, да не должно быть дома здесь, смотрю, женщина на меня из-за дерева смотрит, улыбается. Говорит: «А вы, наверное, Александр». Вот так мы и познакомились с Ольгой.

Павел. Так мы все перезнакомились уже в физическом, так сказать, обличии. Некоторое время ушло на освоение нового материала. Периодически мы встречаемся в разном составе. Каждый идёт своим путём в построении своего пространства Любви, совершая свои открытия. Мы помогаем друг другу в той работе, которую каждый совершает по велению своего сердца. Но некоторое время назад мы встретились все вместе с сознанием того, что мы должны сделать нечто все вместе, именно как единое целое. Так родились эти «Беседы». Мы хотели рассказать о своём практическом опыте построения пространства Любви. Конечно, наши истории очень сокращены, да и не стояло целью написать мистическую «мыльную оперу». Сегодня, находясь в определённой точке нашего жизненного путешествия, мы хотим оставить ориентиры для тех, кому это будет интересно и необходимо.

Александр. Мы хотим укрепить дух идущих и ищущих.

Евдокия. Мы хотим назначить встречу всем желающим в нашем родовом поселении, в котором пока несколько домов.

Станислав. Вы можете присоединяться к нам индивидуально, можете целыми посёлками, надеемся, что завтра, когда мы выйдем гулять, нас будет больше.

 

Источник: Интернет-журнал "Совершенствуй среду обитания"