Чёрная метка в стиле Голливуда «Геймер», «Суррогаты», «Аватар». Первое десятилетие века: кто играет тобой?

Чёрная метка в стиле Голливуда Геймер, Суррогаты, Аватар. Первое десятилетие века: кто играет тобой?Итог первого десятилетия века — ощущение, будто человек находится на пороге, на перепутье дорог. Та концепция физического существования, которой он живёт, себя уже окончательно исчерпывает вместе с земными полезными ископаемыми.

Одно тело хорошо, но когда есть различные альтернативные — многим лучше. Тем более что душа вечна, а телесная оболочка, как одеяния, быстро изнашивается.

Без лишнего лукавства стоит отметить, что фильм произвёл на публику действительное неизгладимое впечатление. Желание писать ведь тоже дорогого стоит. А присутствие в Сети без этого невозможно. Сеть пополняется терабайтами мнений. И пока кинокритики наслаждаются описанием техники, задействованной в производстве первоклассного блокбастера, остальной интеллектуальный мир тоже самоотверженно ломает голову над сложными вопросами.

Да и не практично это привязывать душу к одной временной телесной субстанции, особенно в нашем мире, ориентированном на сверхвозможности и сверхзадачи, с наличием виртуальной реальности и с перспективным открытием новых измерений и миров.

Бросается в глаза, что сразу несколько топовых фильмов голливудской киноиндустрии этого сезона, завершающего дебютное десятилетие нового века, в принципе об одном и том же. О расширении границ возможного, человеческих рамок, в первую очередь телесных. «Геймер», «Суррогаты», «Аватар»...

«Кто играет тобой?»

Именно таков слоган фильма «Геймер» (режиссёр Марк Невелдин и Брайн Тейлор). Из социальных изгоев формируется особая территория ролевых игр, в которой соединяются компьютерная видеоигра и реалити-шоу.

Аутсайдер общества становится героем игры, которым управляет его геймер. Всё как в игре, приз которой — мифический билет на выход из игровой территории. Мифический, потому что озвученный выход не предусмотрен, ведь между миром игровым и реальным должен быть непреодолимый барьер, чёткое разделение.

Человек, заключённый за преступление и в то же время заключённый в игру, живёт своей жизнью, пока не нажимается play и его действиями не начинает управлять его геймер.

Причём мыслительный аппарат работает в прежнем режиме, воля у него остаётся, но только парализованная. Механикой тела, направлением движения руководит геймер, задача которого дать шанс своему игроку выжить и перейти на следующий уровень.

Окружающая реальность мнима. «Не то, что мните вы, природа»... Систему иллюзии создаёт воля, которая обустраивает всё по собственному разумению, и только другая более сильная воля в состоянии разрушить искусственный полог над реальностью.

В «Геймере» герой преодолевает разделение двух миров и нарушает установленный порядок через обретение собственной воли. Получает право на свою никем не управляемую извне жизнь.

Вариант земного рая

Заметно постаревший Брюс Уиллис явился своим поклонникам в картине «Суррогаты» (режиссёр Джонатан Мостоу). Собственно, фильм — новый вариант космогонии от творения до апокалипсиса.

Учёный-творец изобретает робота-суррогата, замещающего человеческое тело в каждодневной рутинной жизни. Суррогаты довольно быстро стали предметом общего потребления и произвели революцию в жизни.

Причём это трактуется как искусственный эволюционный скачок. Общество избавляется от преступности, тяжёлых болезней. Вечные проблемы практически моментально исчезают.

Через суррогат, синтез человека и машины, люди научились ограждать себя от риска и опасности, а также получили жизнь без ограничений, которую пропагандирует реклама товара.

Реальный мир наполняется заменителями людей, которые красивее своих оригиналов, сильнее, более ловкие и, что самое главное, заменяемые при поломке и даже уничтожении.

При гибели или механическом увечье суррогата ты попросту заменяешь его на другой. Человеку остаётся пижамно-тапочный покой с иллюзией почти беспредельных возможностей и исполнения многих желаний. «Делай, что хочешь, будь, кем хочешь», — гласит основной рекламный слоган этого продукта.

Мир реальный и призрачный меняются местами. Мир сна или компьютерной игры, как в «Геймере», входит в реальность и пытается оккупировать, форматировать её, приближая к некоему идеальному варианту: мечты глянцевой обложки, эпикурейской жизни с иллюзией вечности.

Крушение суррогатного мира происходит через убийство. Причём через изобретение оружия, которое, убивая суррогата, уничтожает и самого человека-оператора.

Над культом вольготного безопасного существования повисла серьёзная опасность, вплоть до того, что все пользователи суррогатов могут быть истреблены.

В итоге одним нажатием кнопки произошёл суррогатный апокалипсис. Он вроде как должен стать попыткой исцеления людей, которые стали «мертвы», когда подключились к машинам.

Такой вот своеобразный «Портрет Дориана Грея» с ярко выраженными библейскими аллюзиями. Извечные мечтания людей о вечной красоте, силе и молодости, если не через эликсир бессмертия, так посредством производства современных прикольных гаджетов, франкенштейнов будущего.

Отделить зёрна от плевел

В отличие от «Суррогатов», в мегашедевре всех времён и народов «Аватаре» (режиссёр Джеймс Кэмерон) возможность новой жизни заполучают далеко не все, а только достойные, избранные, подготовленные.

Аватар — смесь ДНК людей и аборигенов планеты Пандора — племени на`ви. Так же, как и в «Суррогатах» человек-оператор погружается в капсулу и, сживаясь мысленно с аватаром, начинает управлять им.

Наступил сентябрь, все вернулись из отпусков, и в кино пришла пора потенциальных хитов. На этой неделе таких фильмов сразу четыре: мультфильм «9», боевик «Геймер», комедия «Голая правда» и хоррор «Пункт назначения-4», и выбрать из них привычную тройку решительно невозможно.

В индуизме «аватара» — воплощение божества, спускающегося на землю, гибрид бога и человека. По большому счёту, кэмероновский аватар — это прометеев вызов человечеству, которое стало мыслить себя божеством, крылатыми людьми.

Через весь фильм проходит линия борьбы телесного и духовного, человеческого и пандорского — двух составляющих аватара. Вплоть до последней смертельной схватки с полковником-милитаристом, вселившимся в извод аватара — железную убийственную машину.

Планета Пандора — своеобразное место инициации. С приездом на неё главного героя Джейка Салли его прошлая жизнь закончилась, началось вхождение в другую.

Через три месяца на Пандоре Салли говорит своему дневнику, что уже не знает, кто он, с трудом вспоминает прошлое. Время пребывания на Пандоре — процесс перехода в новое качество до финального рождения-преображения Салли в народе на`ви. Человеческое увечное тело отринуто, будто «старые ризы», прошлая жизнь напрочь забыта. Он умер для людей, чтобы родиться для Пандоры, для обретения своей настоящей духовной родины.

Пандора — коллективное живое существо, духом которого является Эйва — мать всех живых существ. Эйва — это душа планеты, тело которой — все её живые воплощения — аватары единого духа.

Чтобы стать частью этого племени, этой семьи, ты должен прочувствовать и подсоединиться к той глобальной Сети, энергии, которая пронизывает и связывает всё живое на Пандоре, по которой происходит взаимообмен информацией.

Соответственно, источник зла в разъединении, особенно очевидна эта разъединённость у людей. Каждый самозамкнут в себе, в своём теле, коконе.

Между ними нет ни чувств, ни отношений, кроме рабочих, ни теплоты. Именно поэтому и спасение в фильме мыслится как отбор из мира разрозненного, хаотического, того, что временно томится в нём, в плену материи и иллюзий — избавление от «безумства» Джейка Салли.

Пандора Кэмерона — наказание, чёрная метка человечеству, здесь вершится суд над ним, в очередной раз изгнанным из рая. Не зря фильм завершается фразой: «Земляне вернулись в свой умирающий мир, и только немногим разрешили остаться».

И по краям этого последнего пути отвергнутых в бездну умирающего мира стоят строгие синие ангелы с луками и стрелами...

В «Аватаре» люди, как у гностиков, разделены на три рода. Люди материальные — они обречены на гибель, как полковник. Душевные — психики, им разрешено остаться на планете, у них есть потенциал к спасению.

И духовные — пневматики, в которых присутствует духовное семя, в итоге им предстоит соединиться с полнотой. «Безумие» Салли, от которого его стараются вылечить на`ви, как раз и состоит в том, что он забыл об этом своём внутреннем семени.

Так вот и получается, что итог первого десятилетия нового века — ощущение, будто человек находится на пороге, на перепутье дорог. Та концепция физического существования, которой он живёт, себя уже окончательно исчерпывает вместе с земными полезными ископаемыми.

В «Геймере» представлена борьба личностей, воль, своеобразный социальный диспут, попытка протеста против мира — театра марионеток, в котором есть управляющие и управляемые. В «Суррогатах» и «Аватаре» — сражение различных физических воплощений за личность плюс попытка корректировки преображения этой личности.

Если «Суррогаты» начинаются с призыва к возвращению человека к себе прежнему, настоящему, то в «Аватаре» всё иначе. Человеческий мир — греховный порочный, умирающий, поэтому его нужно без сожаления оставить и переродиться в принципиально новое качество. Пусть это будет рисованный трёхметровый синий чувак...

Какие у человечества могут быть шансы? Его роскошный «Титаник» с последним беззаботным весельем давно затонул, а весь мир уже заклали на откуп будущим терминаторам, которые пожгут всё живое...

 

 

Источник