Новые русские деревни, или Как обменять благоустроенную квартиру в Москве на заимку в Сибири

/ Просмотров: 8382

house

Газета: "Время & деньги" Выпуск 36(2491)
от 28 февраля 2007 года


Что-то странное, непонятное, даже слегка таинственное творится в русском мире - люди, еще вчера благополучные во всех отношениях, вдруг снимаются с насиженных мест, бросают комфортные, заработанные с таким трудом квартиры, покупая домик в деревне, в лесу, в чистом поле, на берегу реки... Явление это еще не приобрело по-настоящему массового размаха, но оно весьма заметно, особенно среди людей определенного круга. Например, среди близких мне людей я давно стал замечать интерес к этой новорусской "моде".

houseТак, одна из знакомых, ни в чем таком ранее не замеченная, вдруг объявила, что купила 1 га земли в чистом поле, где будет строить родовое поместье, в окружении таких же чудиков, как она. Или как-то попивал чаек с давним товарищем, ныне преуспевающим банкиром (у него все по стандарту: две квартиры, две машины, две жены, работа по 12 часов в сутки), после очередной стопочки, он вдруг разоткровенничался: "Знаешь, так хочется все бросить и уехать в какую-нибудь глушь. Уже не-мо-гу, закрутился". А тут еще услышал, как этой весной несколько молодых семей на лодках и плотах отплыли от нашего города по реке, чтобы где-то там, за 500-600 километров высадиться, построить дома, обосноваться, обзавестись хозяйством. Один предложил, нашел единомышленников, просто собрались и поплыли. К осени обещали вернуться, но не вернулись, остались зимовать. Одним словом, уже назрело и молчать об этом невозможно.

Что-то с нами происходит, причем в масштабах целого народа. И удивительно, что главные наши проповедники - телевизор и газеты - это бесспорное явление упорно стараются не замечать.

Новых русских переселенцев можно разделить на два типа: это так называемые тихие возвращенцы, когда человек, сам до конца не осознавая, для чего, на всякий случай приобретает домик в деревне, который постепенно становится главным жильем; вторые, это уже целенаправленные переселенцы, они идут на это по идеологическим причинам, эти, как правило, создают в пригородах целые поселения, или, точнее, новые русские деревни. Для этого они облюбовывают какое-нибудь красивое поле или вымершую деревню, которые делят поровну и заселяют заново, на радость местной администрации. Так что сегодня на окраине любого более или менее крупного города вы без труда обнаружите деревни нового типа, жители которых пожелали жить по-новорусски, то есть без агрессии, зависти, пьянства, сквернословия и прочих обязательных составляющих современного русского повседневного бытия. Москву же подобные поселения вообще взяли в кольцо, создав на ее окраинах оазисы счастливой жизни. Однажды я даже объехал некоторые из них, стремясь понять, что это за новая Россия разрастается на ее окраинах? И ни на секунду не пожалел о затраченном времени и средствах - еще никогда за столь малый отрезок времени я не встречал так много счастливых русских.

Но Бог с ними, со всеми этими виссарионовцами, новыми толстовцами, не в них дело. А в том, что время назрело. Они тут ни при чем. Просто одни из первых поддались общему настроению. Сегодня очень многих стали посещать странные, порой неожиданные мысли, и человек вдруг начинает задумываться, как ему выйти из-под рабства социума, привычного с детства, или бесконечного и бессмысленного прогресса, пустого потребительства. "Ведь нельзя же, в конце концов, всю жизнь стремиться купить сапоги самой последней модели", - как сказала одна из моих собеседниц. А между тем огромное количество людей живут именно этой целью.

cityОднажды я посетил загородный коттедж одного местного магната, где управляющим служил мой хороший знакомый - огромный дом-музей на берегу большой реки, с теннисным кортом какого-то редкостного покрытия. Будучи владельцем двух заводов, он мог себе позволить такую мелочь. И это как раз не вызывало вопросов. Я не мог понять одного, зачем хозяину этого дома, имея прекрасную квартиру в городе, нужно каждый вечер нестись в эту глушь, чтобы провести ночь в тиши загородного дома, на берегу реки и на следующее утро опять возвращаться в этот шумный город? Да, у него есть дорогущий “Ленд-круизер” с дюжиной подушек безопасности и он преодолевает 50 километров за какие-то полчаса. Но все-таки, ради чего он каждый раз вырывается из мира, в создании которого принимал самое непосредственное участие, и теряет столь драгоценные для него минуты?!

Долгое время я не мог понять еще одну вещь. Почему об этом стремлении вырваться из города молчат СМИ, столь падкие на любые сенсации? А потом понял, писать об этом им себе дороже. Когда человек ни с того ни с сего меняет благоустроенную квартиру на таежную заимку, он, сам того не подозревая, подрывает устои любого государства, и в особенности того, в котором живет. И не дай Бог это выйдет из-под контроля. Начнут писать, говорить, снимать, тогда уж точно переселение приобретет истинно массовый характер и перерастет в самое настоящее "национальное бедствие". Поэтому ее искусственно сдерживают, как некогда сдерживали доллар от неизбежного падения. Ведь ни для кого не секрет, что большинство СМИ принадлежат одному "человеку" - государству или они как минимум находятся под его неусыпным контролем. Это особенно заметно в провинции накануне очередных перевыборов того же мэра или губернатора, когда все средства массовой информации клянутся ему в любви.

А кто не замалчивает, тот, в лучшем случае, поливает грязью.

Как-то я заметил, что одна из самых проходных сегодня тем для печати - это статьи о староверах. Ни один здравомыслящий журнал или газета сегодня не откажутся от статьи о староверах. Правда, о них редко пишут, но это потому, что писать особо нечего, староверы необычайно скрытны, и эта скрытность - часть их мировоззрения, которая и помогает им выжить. И уже тот факт, что безнадежно пожелтевшая "Комсомолка" посвящает староверам, как минимум, разворот, причем публикуя исключительно позитивный текст, говорит о многом. Ибо сегодня всех волнует вопрос, как так случилось, что староверы, живя вне привычного нам социума, без зарплат и пенсий (какой ужас! - они отказываются от пенсий), не испытывают, в отличие от нас, никаких материальных трудностей, рожают помногу детей и живут при этом в гармонии с природой и Богом. Староверы же отвечать на этот вопрос упорно не желают. А кто не в силах больше ждать, повинуясь новой моде, идущей из нутра русского человека, собирают вещички, заколачивают квартиры и едут в деревни, в леса, на заимки, подальше от этого "антихристова мира", где незаметно и получают ответы на заданные вопросы.

P.S. Думаю, загранице не стоит бояться нашей новой "моды" на жизнь в деревне, это чисто наша болезнь. Ну, скажите пожалуйста, разве может подобное желание посетить японца или какого-нибудь француза? Да куда они при этом поедут? Опять в ту же Россию. Посудите сами, много ли сегодня осталось стран, где в десяти километрах от города уже начинается девственный лес или непроходимая тайга? А для России это все еще норма. Да что тут говорить, если, катаясь на велосипеде по подмосковному лесу, я как-то повстречался ... с медведем, в 40 километрах от столицы! И это считается самым густо заселенным районом России. Нет, это исключительно наша беда, мечта или болезнь, а может, все вместе взятое, и ею мы ни с кем делиться не собираемся. Как бы нас об этом ни просили. Да никому, кроме нас, она и не нужна.


Андрей СОТНИКОВ


Если вам понравился этот материал, то предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку - ТОП материалов о новом человеке, новой экономике, взгляде на будущее и образовании вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или в Фейсбуке