Отчего дети академиков решили жить в глуши

/ Просмотров: 9858

Энергия города завораживает: спешащие по делам горожане, едущие машины, работающие фабрики и офисы. Кажется, что люди вот так жили всегда. Вставали утром, выпивали чашку кофе и мчались на службу. Кто же захочет поменять престижную работу и благоустроенную столичную квартиру на жизнь в захудалом селе? Можно, конечно, провести там отпуск, но возвращаться туда жить — на это способны разве что какие-нибудь романтики.

ПРИВЕТ, РОМАШКИ!
Это село, каких много в Украине, ничем особенным не отличается. Чуть более сотни хат, живут в них, как правило, пожилые люди. «Зимуют» два десятка домов, остальные заселяют в дачный сезон. Словом, село Ромашки Мироновского района на Киевщине медленно, но верно вымирало. Но год назад здесь начали покупать дома и переезжать жить молодые столичные семьи. Ромашки стали называть экопоселением.

— Мы переехали сюда, чтобы жить в экологически благоприятных условиях, в гармонии с собой и природой, — поясняет мой проводник — житель поселения Сергей.

Сам Сергей неделю работает в Киеве, на две приезжает сюда. Благо такой ритм позволяет профессия маркетолога.

— Собираюсь купить ноутбук, — делится своими планами Сергей. — Тогда уже совсем переберусь в село.

Пока же он потихоньку ремонтирует свой сельский дом, купленный, по меркам Ромашек, за целое состояние — 300 долларов. Небольшая глиняная хата: низкие потолки, стол, заваленный книгами, в углу традиционная икона.

Сергей уже успел переделать печь, а лежанку превратил в настоящую кровать с подогревом.

Коренные ромашкинцы к экоприезжим поначалу относились очень настороженно, решив, что это сектанты. Теперь же часто помогают молодым соседям, подсказывают, что и когда сеять. А иногда даже за помощью к горожанам обращаются.

РАЙ В ШАЛАШЕ
Вся экожизнь кипит вокруг хаты Оли и Пети. Именно им принадлежит идея этого поселения. Мы шагаем к ним по ярким желто-оранжево-красным осенним листьям, светит солнце, а на душе такое вселенское спокойствие и тишина. Возле хаты нас встречают Петя и Оля с полуторагодовалой дочкой на руках. Они только что купались в озере и домой пришли босиком. Кстати, босиком они собираются ходить, пока не выпадет снег. И купаться тоже. «Хотя, может, и зимой прорубь сделаем», — рассказывает Петя.

После водных процедур положен горячий чай. В хате натоплено, на полу — толстый слой сена, так что ноги утопают, и какие-то приятные детские воспоминания выплывают из закоулков памяти. Немного покосившаяся хата выглядит ухоженной: свежепобеленные стены, чистые окна. Оля заваривает травяной чай, из печи достает ароматный хлеб и запеченную тыкву.

— Это сейчас мы наш дом обжили, отремонтировали, — рассказывает Оля. — Видели бы вы, в каком состоянии мы его купили. Первые дни я даже плакала. Когда мы сюда только переехали, то и мои, и Петины родители были в шоке, особенно свекор, известный академик. А теперь в шутку он называет наш дом родовым гнездом.

Вещей в доме мало: только самое необходимое. О цивилизации напоминают фломастеры, пластмассовый горшок Ульяны и электрический чайник.

СКАЖИ МАТРИЦЕ НЕТ!
Тепло, приятно, вкусно, но все-таки непонятно, почему сильные, здоровые, образованные люди вдруг решили уехать из города, бросить работу и жить в глуши. Ведь в цивилизованном мире они были вполне успешными. За плечами Пети — восьмилетний стаж хирурга, Ольга, окончив институт, несколько лет проработала юристом.

— Устали от города, решили, что не хотим быть рабами, — объясняет Петя. — Не хотим жить в системе, в которой нужно работать, чтобы покупать. Работать и покупать — и так до бесконечности. Пока не умрешь или не сойдешь с ума. Если подумать, то человеку в этой жизни нужно ничтожно мало. Это «мало» он может добыть себе самостоятельно. Вырастить картошку, овощи и так далее.

Правда, пока ребятам помогают родители и друзья, которые частенько наведываются в Ромашки, привозят предметы первой необходимости, в том числе — еду. Запастись на зиму собственными продуктами в этом году у них получилось лишь частично.

СЕЛО С ИДЕЕЙ
Конечно, чтобы жить в селе, не обязательно создавать какие-то поселения со сложными названиями. Но для этих горожан важна собственная община с экомировоззрением. Что это значит?

— Во-первых, бережное отношение к природе. Мы отказываемся от того, что может нанести природе вред, в частности, не пашем землю. Существует много исследований, которые свидетельствуют, что перепаханная земля — мертва, — рассказывает Петя. — Во-вторых, «эко» подразумевает бережные отношения между людьми. Мы ведем здоровый образ жизни: не едим мяса, не употребляем алкоголя, не курим... Живем в единении с природой, и это наша главная идея.

Сейчас в экопоселении уже десять семей. За год появились двое малышей. По мнению Пети, через несколько лет в селе будут проживать 100—150 человек. Многие поселенцы будут работать в Киеве, как, например, маркетолог Сергей. Остальные — в экопоселении, на своих участках или в общине.

— Мы вовсе не собираемся изолироваться от общества, — утверждает Петя.
По мнению ребят, экосела — это будущее людей. Тем более, что купить хату за несколько сот долларов по силам многим из горожан.

ПРОГРАММА ДЛЯ ТИМОШЕНКО
Ни телевизора, ни радио в домах экопоселенцев нет. Новости передаются из уст в уста.

— Когда живешь на природе, каким-то чудесным образом ускоряется мысль, — делится Ольга. — Начинаешь как бы чувствовать и очень верно понимать ситуацию.

Хотя экожители считают себя аполитичными, но в доме Оли и Пети бережно хранится папка с альбомными листами, на которых написана программа по улучшению жизни Украины. Эту программу они пытались передать Юлии Тимошенко — в ту пору, когда она была еще премьер-министром. Не получилось. К примеру, они предлагают упразднить армию, реформировать школьное образование с тем, чтобы проводить совместные уроки для детей всех возрастов.

СОЦИАЛЬНЫЕ РЕФОРМАТОРЫ
Какой должна быть Украина в будущем, они решили, но ответить на вопрос, каким будет их село через несколько лет, затрудняются.

— Пока находимся в процессе создания, — говорит Петя. — Мы часто собираемся вместе и создаем образ нашего села. Постепенно этот образ становится четче, он рождается. И мы верим, что он обязательно материализуется. Насколько быстро сможет «материализоваться» гармоничное поселение, покажет время.

Но есть и опасения: прожив несколько лет, сельские романтики решат, что «не получилось», и уедут так же стремительно, как и приехали. Ведь им, в отличие от селян, есть куда возвращаться.

Возможно, экосело не будет таким гармоничным, каким его представляют создатели. Когда первый восторг и эмоции улягутся, а отсутствие канализации, газа, водопровода станет тягостной обыденностью, смогут ли они так же восхищаться, вдохновляться природой и говорить о слиянии с ней? И если творческие люди — художники, писатели, музыканты — смогут реализоваться, живя в глуши, то чем будут заниматься люди других, менее творческих профессий?

Но, с другой стороны, есть пример экодеревни «Фермы» в США, которая успешно существует вот уже 35 лет. Из маленького поселения хиппи община проделала путь до небольшого городка. Сейчас в «Ферме» — от 30 до 40 фирм, многие дома оснащены солнечными батареями. «Фермеры» стали влиятельной политической силой. Возможно, такое будущее ожидает и украинские экопоселения.

СПРАВКА
Экопоселения широко распространены в Дании, Франции, Германии. Там много небольших деревенек с численностью не более 75 человек.
В Австралии, вблизи Национального парка Конондейл Рендж в провинции Куинсленд, расположилось первое пермакультурное поселение «Кристальные Воды». Пермакультура — это термин, примененный австралийским дизайнером, экологом и зоологом Биллом Моллисоном для обозначения системы «перманентного сельского хозяйства», работающего в гармонии с естественными процессами при минимальных затратах труда и без вреда для экологии.

В СНГ первые экодеревни появились в Подмосковье. Теперь они есть и вблизи Краснодара, Архангельска и Санкт-Петербурга.

ЖАЖДА ПЕРЕМЕН
Отчего вдруг горожане, молодые и продвинутые, стремятся вырваться из мегаполисов? Об этом спросила у социопсихолога, кандидата наук Регины ШЕВЧЕНКО.

— Возникновение экопоселений — явление не случайное, — считает она. — Причина тут в конфликтах, присущих нашему сегодняшнему обществу. Скажем, конфликт между потребностью чувствовать себя в безопасности, просто существуя, — питаясь простой пищей, утоляя жажду из доступных источников воды, и ощущением беззащитности, беспомощности в повседневности. Или еще один конфликт. С одной стороны, мы знаем, что природных богатств и просто воздуха хватит не только тебе, но и твоим детям, чувствуем потребность в красоте и ответственность за ее сохранность. А с другой — мы не можем повлиять на процессы, уничтожающие природу и ее способность к самообновлению.

Создание экопоселений — это социальное реформаторство, попытка сделать нашу жизнь безопаснее, человечнее, гармоничнее. Наше общество, как об этом когда-то пел Виктор Цой, жаждет перемен. Жаждет и сегодня. Конечно, эти люди — романтики. Есть ли у них решимость преодолевать серьезные и длительные трудности? Насколько прочны и ясно осознанны ими самими их убеждения? Ответы на эти вопросы могут дать только они сами.

Для успеха им нужны яркие лидеры, необходимо найти такое место в обществе, которое не приведет к социальной изоляции. Важно «вписаться» в сегодняшний социальный контекст, быть способным к полноценному общественному сотрудничеству и диалогу с другими формами общественной жизни.

Готово ли наше общество принять их позицию и в какой-нибудь форме поддержать ее? Только жизнь даст ответы на эти вопросы.

Анастасия РИНГИС
журналист (специально для «ВЕДОМОСТЕЙ»)


Если вам понравился этот материал, то предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку - ТОП о существующих экопоселениях, Родовых поместьях, их истории создания и все об экодомах вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или В Фейсбуке