Щетинин о современном образовании

Щетинин о современном образовании

Нынешняя школа, бесспорно, продукт своего времени. Сам подход к ребёнку, подход начальника к подчиненному — это слепок с общественных отношений. Откуда само это слово появилось — «начальство?» Так вот, начальством для ребят стали учителя, дети — подчинёнными, которые должны знать, с кем разговаривают...

Теперь уже очевидно: попытка осуществить реформу школы показала, что сделать это в соответствии с изменившимся положением в обществе, не меняя отношений ученика и учителя на основе глубокой демократизации, невозможно. Поэтому реформа и буксует. Ну, изменили учебники, ну, ещё один класс добавили... Самое главное — надо изменить строй отношений, систему школы. Школе не хватает сотрудничества, сотрудничества глубокого, начиная с природы, с природной сущности человека. Но эту сущность надо изучать, мы же этого не делаем. А ведь ребёнок живой — личность удивительная, уникальная. Значит, необходимо заглянуть в медицину, биологию, психологию, физиологию, социологию, пристально всмотреться в философию. Прежде чем говорить о реформе, необходимо знать, чего мы хотим от школы — только дать знания или сформировать личность. Недопустимо существование принципа «запиши и выучи», сам знаешь зачем — это тебе нужно. Кстати, именно в стенах этой школы родилась неправильная, вредная для развития ребёнка мысль: ты учишься для себя, а не для меня, не для народа — для себя. А когда я спрашиваю у иных учителей о цели работы школы, ответа они не знают. Не понимают, что их задача — развитие личности до высот таланта и гениальности, гражданской активности, способности выполнять любую государственную задачу. Но если учитель не знает, куда идёт, как он может рассчитывать на успех?

Семья, родовое поместье и система под названием «школьное образование»
Семья, родовое поместье и система под названием «школьное образование»

Пока мы не изменим содержание школьного образования, пока мы не будем иметь научно обоснованный учебный план, построенный на законах целостного психофизического развития человека с учётом данных физиологов, психологов, социологов, медиков, философов, до тех пор положение будет ухудшаться. Совершенствование методов преподавания тех или иных предметов лишь ненадолго оживит традиционную систему, которая в целом даёт сбой, и это всем очевидно. Эта система приводит к угасанию умственных сил ребёнка, в стенах школы угасает его физическое здоровье, угасает его гражданская активность. Разве это допустимо? И если продолжать совершенствовать такую школу, мы получим ещё более грустный результат.

Ученик сегодня только потребляет, потребляет все десять лет. Но только тогда, когда ученик будет что-то отдавать стране, он почувствует себя значительным. Только в деянии можно оценить, насколько совершенен наш ученик, насколько воспитан, бережен к человеку. По этим параметрам мы и должны его оценивать. А сейчас судим о нём по тому, что он сказал на собрании, на митинге, как прочитал стихи, с каким уровнем патриотизма написал сочинение, как себя ведёт: не плюёт по сторонам — нормально, тихонько сидит за партой — и молодец; мы довольны им, а потом удивляемся: откуда эти двоечники? Отличник учёбы оказывается вдруг убийцей. Мы восклицаем: как это могло случиться? Да так оно и должно было случиться, потому что мы не знали, что происходит в его душе! Он не мог себя реализовать, произвести свои ценности.

В нынешней школе нет соответствия между существованием и сущностью человека, ребёнка. Этот разрыв и приводит к негативным проявлениям. Ведь когда можно наблюдать расцвет личности человека? Только когда его жизнь соответствует человеческой сущности. Рано или поздно ребёнок начинает чувствовать дискомфорт в рамках этой системы, которая его угнетает, начинает протестовать, бунтовать, принимает её как систему насилия. В раннем возрасте ребёнка мы не наблюдаем того, что наблюдаем в стенах школы — угасания умственных сил. Сухомлинский писал: «Много тревожного, что умственные способности угасают». До трёх лет идёт мощный взрыв познавательных сил, ребёнок овладевает большей информацией, чем за всю оставшуюся жизнь. Возникает вопрос: как сделать, чтобы эта способность сохранилась во взрослом ребёнке — ученике? Нужно пристально посмотреть на работу левого и правого полушарий мозга. Все наши так называемые основные школьные предметы: физика, математика, литература — вызывают необходимость работы только левого полушария. А творческое, эмоциональное мышление — музыка, хореография, труд — заперто на ключ. Почему? Ведь должна быть гармония.

Второе интервью ученика из Молдовы о школе академика Щетинина. Спустя пол года обучения (Видео)
Второе интервью ученика из Молдовы о школе академика Щетинина. Спустя пол года обучения (Видео)

Вот ещё вопрос: почему у нас две трети учебного времени старшеклассники, как показывают опросы, находятся в состоянии полусна? То есть две трети времени уроков они теряют. Значит, нужно перестроить сам режим учебно-познавательной деятельности, гармонизовать его. Так мы придём к идее столкновения контрастов, ведь развитие — это отталкивание. То есть после физики — физкультура, после истории — хореография. А кто определил, что время урока — именно сорок пять минут? Кто доказал научно? Оказывается, так удобно учителю: в тридцать минут он не укладывается. Но зато ребёнок больше тридцати минут продуктивно работать не может. Значит, уроки нужно сократить! Всерьёз поразмышляв о свободном времени, мы должны понять, что не нужно нам так цепляться за домашние задания, ведь есть в запасе ещё треть времени в школе, которое мы используем во вред ребёнку. Тогда мы сделаем более интенсивным учебный процесс первой половины дня и за счёт этого сократим домашние задания до минимума.


Если вам понравился этот материал, то предлагаем вам подборку самых лучших материалов нашего сайта по мнению наших читателей. Подборку - ТОП материалов о новом человеке, новой экономике, взгляде на будущее и образовании вы можете найти там, где вам максимально удобно ВКонтакте или в Фейсбуке