Мастер, который делает древесину - Живой! (Часть 2)

/ Просмотров: 496

Мастер, который делает древесину - Живой! (Часть 2)

ИНТЕРВЬЮ ДЛЯ ЖУРНАЛА ССО

Творец из Тайника!

Выпускник школы Щетинина о народной петиции против закрытия школы
Выпускник школы Щетинина о народной петиции против закрытия школы

СЕРГЕЙ САРАНСКИЙ у нас сегодня в гостях. Создатель «Мастерской сказок». Дизайнер. Свое направление он называет «Живое дерево».

Телеканалы «Россия 24», «Россия 1» уже побывали у Мастера в гостях, а теперь и мы хотим поделиться с вами историей уникального человека.

И вместо пролога я бы хотела начать знакомство со слов самого Сергея: - Все мы идем в одном направлении: притираемся, срастаемся плавниками, идя по пути совершенствования, шлифования души на планете Земля. Это большой полигон, где невидимые нити сводят и разводят нас, создают препятствия, ставят задачи-тесты «пройдем или нет»? Чем бы мы не занимались, на всем лежит отпечаток и след нашей души - нашего космоса, который составлен из крупиц знаний, умений наших предков, нас самих и опыта, растворенного в окружающем нас мире!

Летающие люди. Бейсджамперы. (видео)
Летающие люди. Бейсджамперы. (видео)

Е. О.: - Сергей, начнем с начала? Начало – это детство. Все пути оттуда. Расскажите, пожалуйста, что в вашем детстве определило взрослые шаги?

Сергей: - Начал я свою школу жизни среди чистейших озер и замшелых гор седого Урала в семье талантливого инженера - папы Жени и ласковой, доброй, теплой мамы Павлины. С детства нам с сестренкой Светой прививалась любовь к природе, людям и труду! Ходили по лесам, делали заготовки на зиму, плавали на паруснике, сделанном отцовскими руками, ныряли под водой в маске и ластах, изучая подводный мир. А позже, когда взяли землю под сады в живописнейшем месте, средь гор и небольших чистых озер, получали навыки обработки земли, выращивания растений, строительство первого в жизни дома. Рисовал хорошо я уже с начальных классов школы. Толстая тетрадь была вся изрисована иллюстрациями к прочитанным книгам. В школьные годы ходил по лесам, собирал ветки, коряги и резал из них подсвечники. Отливал шарообразные свечи из цветного парафина, воска и дарил все это друзьям. На стройках при расчистке площадок от деревьев находил вывороченные сосновые корни, обрабатывал, подвешивал их на люстру. На новый год у семьи были летающие драконы со свечами, что заполняло комнату с елкой загадочными движущимися тенями! У нас было четыре комнаты, одна из которых была отведена под мастерскую. Папа сделал стол со станочками: токарным, шлифовальным, наждак, тиски, кучу бронзовых заготовок в ящиках. Когда он был на работе, я там творил: точил пушки, делал все подарки, шил на швейной машинке модные сумки, кепки, рубашки – все это в благодатной среде. После школы, чтобы не терять время до армии, я поступил учиться в училище на слесаря-сборщика, где получил знания, пригодившиеся в будущем - язык чертежа, подгонка деталей друг к другу, материаловедение. Оформлял залы и кабинеты заведения.

Е. О.: - Если отступить назад, в то далекое время, выбрали бы вы снова профессию дизайнера?

Я влюбилась в эти места, в Геленджик - интервью с красивой девушкой Раданой
Я влюбилась в эти места, в Геленджик - интервью с красивой девушкой Раданой

Сергей: - Начну немного издалека. В армии я оформлял внутреннее и внешнее пространство. Приходилось нести двойную нагрузку, стоял по четыре часа на морозе на посту, а когда все отдыхали, я рисовал стенгазеты, боевые листки, всякие красивые безделушки для офицеров, оформил караулы, ленинскую комнату, клуб. Оформление Комнаты истории части заняло первое место по дивизии. И все эти годы, испытывая трудности, приходили мысли не заниматься рисованием! Но в конце службы стало понятно, что хочу заниматься именно этим, учиться этому профессионально! Комнату истории создавали с Денисом из другой роты. Он был родом из Кирова. Денис предложил поехать к нему поступать в художественное училище, пожить в это время у его мамы. Так я и сделал!

Е. О.: - Неслучайные случайности? Обычно в это время появляются какие-то значимые ориентиры в виде книг, людей, событий?

Сергей: - Время учебы в училище г. Кирова им. Рылова - золотое время, время накопления информации. Жадно изучал историю искусств, мировое наследие. Параллельно слушал в музыкальном отделе библиотеки разнообразную музыку. На скудную стипендию и деньги, посланные мамой, я покупал пластинки и альбомы по искусству, ездил на практику в Питер, изучая наследие архитекторов, зодчих. Покупал ведущие журналы по дизайну и архитектуре. Изучал русское деревянное зодчество. В этот период на меня оказал сильное влияние каталонский архитектор Антонио Гауди, его точные формы, пластика, язык и законы построения! Позже я узнал испанского архитектора Сантьяго Калатраву с его воздушной, парящей архитектурой. Чувствовал недостаток знаний по архитектуре! Но в последний год учебы на Дне открытых дверей у ведущих скульпторов города познакомился с будущей женой! Пошли дети, да какие! Учиться дальше не выходило. Пришло время новых жизней, воспитания. Время строительства терема на неудобице – земле, возделывания сада, создания пруда, бани, беседки, бассейна, голубятни и так далее. В те перестроечные времена что- то создавать было трудно. Купили старый дом, магазин-ангар на большаке. Использовали все! Даже два ящика гнутых гвоздей я потом, сидя у костра, разгибал и использовал в строительстве.

Творческая пара создает сказочную жизнь для своего ребенка
Творческая пара создает сказочную жизнь для своего ребенка

Е. О.: - А дом? Вы восстанавливали его сами?

Сергей: - Сруб был хороший, позапрошлого века. Он уже был, когда мы переехали. Люди в старые времена строить умели. Пока его разбирал – учился. Лес, из которого он состоял был смолистый, вечный. Окна, как и положено, состояли из плах с замками. Стены в промежутках между окон держались косяками с помощью шипов-пазов. Все разбиралось словно конструктор. В детстве у меня был конструктор фабрики Можга. Я осваивал основы композирования пространств, играя в него, поэтому мне было легко, накидав нехитрые чертежи и пригласив одного помощника, собрать из всего этого материала новый дом. С новыми объемами, висячими верандами, стеклянной башней, гульбищем - обводными балкончиками, русской печкой на первом этаже и камином на втором. Дом был вживлен в природу. Собран, не повредив молодые елочки, росшие рядом. А когда в дом въехали, елки уже были большие. Позади дома - черничник, плантация пней с опятами, а на другой части участка собирали грибы. Через пруд - горбатый мостик с горкой в воду, а в воде карасики плавают, и душица по бережку цветет! Там мне и открывались первые тайны природы. Один на один с неизвестностью. Учился всему по ходу.

Е. О.: - Наверное, Сергей, не все так просто? Что-то в нас закладывают родители, влияют гены – память родовая?

Есть такие люди, которые встречаются на пути и сразу становятся родными - интервью с гостем Журнала ССО
Есть такие люди, которые встречаются на пути и сразу становятся родными - интервью с гостем Журнала ССО

Сергей: - В этот период особенно на меня повлияли любовь и гены моих родителей. Папа имел альбомы по искусству. Эрмитаж, Русский музей. Эпоха Возрождения. Все это я любил смотреть и изучать. Повлияла наша природа богатейшая, в которой практически мы и жили.

Е. О.: - И все это привело к тому, чем вы сейчас и занимаетесь? Я видела ваши работы! Уникальная мебель! Сказочная!

Сергей: - Весь жизненный путь вел к этому. Еще в школе послали меня в Москву. Как активиста. Там мы встречались с интересными людьми, ходили по музеям. Одним из них был музей Востока. Все было потрясающе, но зал Японии и Китая...Поистине китайский труд! Я увидел комплект мебели, огромный темный стол. Он был как зеркало! С бездонными глубинами. И группа кресел 15 века. Сделано из кореньев с узлами, наплывами и причудливыми изгибами…Это для меня до сих пор вершина мастерства!

Е. О.: - А потом появился свой стиль?

Сергей: - Параллельно обучению у природы шло обучение у учителей от искусства - тещи и тестя. На долгие годы мы стали одной семьей, соратниками. Преодолевали трудности 90-ых. Я им много помогал в их нелегком труде - создании скульптур. 80% в этой профессии - черновая работа: формование, отливка в гипсе, восковые модели, литье на заводе из бронзы, обработка, установка. Бессонные ночи. А работы порой превосходили рост человека в три раза. Вот так я оттачивал объемное видение вещей, чувствование пространства, воздействие на человека. Поэтому я свою мебель называю скульптурной. Подход такой же, как к скульптуре. Каждая работа рождается с названием, образом. Моя задача, я считаю, выявить нечто из заготовки, что сокрыто от глаз и то, что не видит никто в этой куче коряг, пней, бревен, порой даже дров, веток и стружки. Ничто не пропадает даром. Всему этому находится применение, второе рождение. И в другой ипостаси еще долго будут служить людям. Свое направление я называю «Живое дерево». Вместо красок использую формы, пластику дерева, его цвет, кору, мореность. Все! Вплоть до мха и лишая. Мною освоены многие техники и материалы. В работе с деревом есть элемент непредсказуемости, тайны. Порой дерево их раскрывает, берет восторг при очередном распиле или объединении многих плавных линий в какую-то новую форму, люстру, спинку, изголовье. Жизнь шла своим чередом. Дети выросли. Отношения с супругой исчерпались, мы развелись. В тот период был придуман и создан заречный парк, сотрудничал с фирмой по созданию крупномерных домов ручной рубки. В Москве были оформлены офисы, дома, павильоны, особняки. Было спроектировано несколько экоресторанов.

Е. О.: - Трудно, наверное, художнику оставаться и творить в одиночестве?

Сергей: - Появилась муза, свела судьба. Многие взгляды совпали. Нашли в курортной зоне нежилую деревеньку со странным названием Тайник.

Е. О.: - Я все ждала, когда вы произнесете это название! Укрылись в Тайнике?

Сергей: - Тайник…Это из-за туманов, которые покрывают деревню, как мы себе позже это объяснили. Как только опускается холодная ночь, появляются туманы. Деревня очень живописная! С огромными тополями, вязами и липами. Пополам делится ручьем, который весной радостно журчит, неся живительную влагу! Вот по нему и туман течет как молоко, скрывая некую тайну, как одеялом…

Е. О.: – Здесь появилось какое-то другое видение жизни?

Сергей: - Появилась потребность создать свой мир для воплощения мыслей, идей, взглядов на мир. Стало понятно, что человек должен жить на земле, контактировать с живым, чувствовать каждый день, каждый миг! Чувствовать, как окружение откликается на твои потребности, как мы сами меняемся от взаимного проникновения. Приходит понимание и связь с предками. Понимание опыта, накопленного родом. Только на земле начинаешь понимать связь всего. Жизни на природе надо учиться. Когда-то это было естественно. Знания жития всасывались с молоком матери. Но связь прервалась. Нужно возвращаться к истокам.

Е. О.: – А местные люди? Как вы с ним сближались?

Сергей: - С людьми, владельцами участков и домов пришлось непросто. Все видят отношения с соседями по-своему…Притирались, тратили нервы. Не со всем были согласны. Но потом утряслось. Сейчас, когда документы исправлены, земля раскуплена, дома построены, свободного места нет, деревня возродилась.

Ева Овчинникова

Продолжение следует…

Источник: Интернет-журнал "Совершенствуй среду обитания"