Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Как деревья на земле хороводом сажали... (+Фото)

"Началось все в 1998 году. Мне в руки тогда попала первая книга Владимира Николаевича Мегре. Это было начало Пути. Пути, который всё перевернёт в моей жизни, вычистит ненужное, наполнит истинным смыслом. Но, это были сплошные озарения и потрясения… крах семьи, отношений с родственниками(меня никто не понимал!), сбой социальных программ. Эти книги, когда приходили в мою жизнь, рождали во мне какое-то яркое действие… Я становилась очень чувствующей, живой. Не было ещё четвертой книги, вышла только вторая… Я прочитала и поняла, что хочу создать свой театр! Я создала театр в Чебоксарах. Назвали мы его «Источник». И у нас стали рождаться спектакли по книгам Владимира Мегре. Самый первый спектакль - это спектакль «Звенящий меч Барда». В ДК « Салют» нам дали аудиторию. И мы там собирались. Методом погружения мы входили в эпоху, которая там описывается, в этой главе. В эпоху, когда еще жили кельты, кельтские племена. Мы стали добывать еще какую-то информацию. Ее оказалось очень мало в библиотеках. Вот так - методом тыка, медитации - мы выходили на тот исторический пласт, доставали это все из Пространства, из себя. И формировались сцены для этого спектакля. Мы погрузились в мирную жизнь кельтов - то, как жили кельты, как у них все происходило...

Если я буду описывать свой путь к поместью, то это все связано с этими книгами и спектаклями. Это было мое и образование, и обогащение, и раскрытие моего внутреннего мира, и мира тех людей, которые со мной. Если вернуться к спектаклю «Звенящий меч Барда», он игрался много раз в разных городах. Но самый яркий момент помню - это Конференция в Москве «Выбери свое будущее» (2002 год). Мы играли этот спектакль на большой сцене. На огроменной. Говорят, на ней проходили КВНы. Тогда собралась там НАША ОГРОМНАЯ СИЛА, люди, прочитавшие книги В.Мегре, светлые, осознанные, пробуждённые, ведомые образами Анастасии, освящённые её лучом… Это начало нашего движения и Пути многих к своему Родовому поместью. Итак, начинаю рассказ о постановке уникального спектакля, в конце которого под аплодисменты зрителей мы провозгласили все вместе «МЫ ОТМЕНЯЕМ АД ЗЕМЛИ, МЫ ВЫБИРАЕМ ПУТЬ ЛЮБВИ!». Главного героя играл, гусляр, Саша Субботин. Барду играла я. Я же и была режиссером. И если рассказывать, как я готовилась к этому спектаклю, то это было тоже интересно. Я спектакли ставлю не с профессиональными артистами. А просто ввожу обычных людей в свои театральные действа всего за несколько репетиций. Помогает фонограмма. Она собственно и руководит всем действом. И исполнителям текст учить не надо. Мы называем наши спектакли мистерией. Говорят, древние люди с помощью таких вот мистерий передавали знания, обучали молодое поколение. И знания эти входили ненавязчиво, но, прочно – навсегда, такая вот своеобразная школа. А подготовка такова – две огромных сумки костюмов и реквизита, фонограмма и посыл в пространство моей мечты – ОБРАЗА СПЕКТАКЛЯ, чтобы значит силы небесные мне помогли… Сложили так обстоятельства как надо, людей нужных подобрали и т.д. Я заявляла в пространство что всё должно быть самым лучшим, творила образы! И светлые силы старались, помогали, светили, выстраивали необходимые комбинации, а более всего кажется светила сама Анастасия, её луч ощущался теплом, нежностью, трепетом в Душе. Простите что может сбивчиво рассказываю, но воспоминания так вот идут…

Мы приехали в Москву. А перед тем, как туда ехать, я уже знала, что я должна пошить очень много костюмов для этого спектакля. То есть это костюмы для римлян и для кельтов. Конференция шла всего три дня. За этот период мне нужно было набрать команду. Я шила костюмы. Я очень торопилась. Мне помогала родственница. Я шила взахлеб. Ко мне подходили дети мои, а я вся в этой энергии! Я им: «Я сейчас, подождите…», откровенно говоря, я их отфутболивала, а они лезли и лезли со своим… просились видимо в этот мир, но с собой в Москву я возьму только сына Ивана, девяти лет. Он самый гармоничный и ему тоже уготована роль в спектакле… Денно и нощно шила я эти костюмы, чтобы достойно выйти! Все-таки это Москва, большая сцена. Костюмы я пошила из бязи. Суровая бязь тогда стоила 11 рублей, а я получала пособие на детей (у меня трое детей) - 210 руб. Мужу я ничего не говорила, скрывала. Просто шла, покупала эту ткань за 11 руб. И просила ребят в театре подшить деревянные бусинки. А кто-то у нас вытачивал фурнитуру, сделанную своими руками, семена пришивали, какие-то ракушки. Получились костюмы около 30 штук примерно. И вот мы поехали. Я и часть ребят из нашего театра.

Начинался спектакль с хоровода, мирной счастливой жизни лесного народа – кельтов. Вот они вместе встречают солнышко, веселятся, играют… Их жизнь, светла и добра – свободна! Они ощущают, что всё здесь живое, в их родном лесу и дерево и травинка, и каждый жучок паучок. Показана такая спокойная ещё жизнь… гармония и благодать. К деревьям кельты относились особо почтительно, и были они волшебниками, в мире природы… В то время, когда уже в других народах начиналась искусственная жизнь и создавались города…в лесах ещё жили кельты. Вот, собственно, об этом наш спектакль. И о Великой любви, и о Силе образов Барда и о последней битве Барды, последнего кельтского племени… И об улыбке её, посланной вслед течению воды, уносившей в лодке маленькую девочку – Барду…

И вот – Москва! День сегодняшний! Моя задача – передать, рассказанное Анастасией… готовлюсь, хожу, (никто знать не знает, какую я себе задачу поставила), и всё присматриваюсь, кто бы мог сыграть главную роль Барда? И как-то никого сильно не вижу. Смотрю, Саша стоит Субботин в фойе, про Русь поет. И такая мощь сразу, поле образовывается, Светлое пространство! Хочется его слушать. И поёт как Бард. Но думаю, что – нет, наверное, это не он. И не подхожу к нему. Ещё медлю, кого- то ищу. Мне дают на эту репетицию очень малое время. Концентрируюсь. Ищу… Мне и правда дали часа два кажется всего на репетицию, а это очень маленький кусочек времени, для постановки такого большого спектакля. А за кулисами стоят Барды, они должны показать свои песни. Так готовится концерт. Идёт прослушивание. И я, недолго думая, приглашаю всех этих ребят в свой спектакль. Они же и есть настоящие Барды! Пусть нашего времени, но - Барды! И их песни пронзают пространство и время. И их песни просветляют Души людей. И… ОНИ ВСТАЛИ НА ТРОПУ СЕЙЧАС ВМЕСТЕ С ТЕМ БАРДОМ! В общем, я пригласила всех бардов, которые пели тогда на концерте! Поставила их всех в круг и сказала: «Ребята, вот есть такой замысел, вот такая мистерия, приглашаю вас поучаствовать. И важно нам вместе выбрать человека, который бы играл Барда! Кто сам чувствует, что готов сыграть эту роль?» И, сразу вышли трое. Игорь Борисов, Саша Куцеволов и Дмитрий Шаповалов, кажется. Стали пробовать… все хороши! Но, образ того Барда, что должен быть в спектакле всё же не нарисовался. В какой-то момент кто-то сказал: «А может, нам для состояния еще музыку сюда добавить?» А Саша Субботин просто сидел на первом ряду в зрительном зале. И просто смотрел на репетицию. И кто-то позвал его тогда: «Саш, подойти, тронь гусельки». И вышел Саша с гуслями, поднялся на сцену… И начал что-то волшебное выводить. И полилась песня... неимоверно красивая, заполняющая светом всё пространство. Гусли в Сашиных руках – ах! А он такой могучий, величественный и светлый, гармоничный и степенный, и как из тех времён… ну просто то, что надо!!! Богатырь Земли!!! И мы все поняли, что главную роль надо играть ему. И предложили сыграть ему эту роль. Он смутился немного. Потом решил попробовать. И сыграл так! Даже на наших репетициях в этюдах у него так сразу все получилось красиво, по-настоящему… Все поверили. И мы сразу его утвердили на главную роль. У нас после этой репетиции была еще одна. И все! На следующий день мы уже вышли на сцену. С таким большим составом! Это были люди из разных городов, были Барды и просто читатели книг В.Мегре, все кто в теме. Все были наряжены в костюмы. И спектакль прошел на очень высокой ноте… Я ощущала эту энергетику. Она ощущаема. Но слова подобрать трудно, чтоб описать, что было тогда… И так бывало всегда, когда мы, касались постановки спектаклей по книгам В.Мегре. Как-то мы играли спектакль «Сотворение» в Чебоксарах. Его смотрела женщина с закрытыми глазами. Она была ясновидящая. Она посмотрела и сказала: «Вы бы видели, что происходило в пространстве! Вся Вселенная была здесь! Вот эти энергии Всей Вселенной, все, все абсолютно ликовали и кружились здесь…» Володя Тихонов играл Бога. И вот тогда я впервые увидела глаза Бога! Потому что божественная сила в него вошла, его заполнила! Я смотрела на него, а видела Бога! Я играла энергию Любви. И через меня проходила эта вселенская энергия Любви. Мы все через себя это пропускали. Мы играли, а в зале все вибрационно поднялись, открылись энергетические каналы. И я поняла, что это значимо! Потому что со временем мы утрачиваем образы из книг, они стираются. Банальная наша жизнь куда-то что-то сдвигает. А спектакль напоминает источник. И люди просвещаются, очищаются или соединяются с Богом, или что-то еще. Владимир Николаевич смотрел спектакль «Сотворение» со слезами тоже. «Звенящи меч Барда» он не смотрел. Он смотрел «Сотворение» и «Ведруссы». Это мистерия, где показана ведическая культура. Это все, что описано в книгах, что Анастасия рассказывала.... Я от себя привнесла в этот спектакль только карнавал, потому что прочитала в шестой книге Владимира Мегре, что у ведруссов были карнавалы. Мы медитировали, чтобы увидеть, как бы он мог проходить в те времена? А это было волшебство, потому что в ведический период люди были волшебниками. Они могли преображаться. Мы поставили это таким образом, что у нас в карнавале было: Солнце, Птица, Облако Любви, Ветер, Дева, Нимфа - вот такие сцены. Было очень интересно прикоснуться к тем потоком ведической цивилизации, раскрыть в себе этот внутренний мир, дальше вынести это людям, поделиться, показать. Этот спектакль смотрели люди разных народов. И американцы его смотрели, и голландцы и шведы. И у них тоже было ликование. Они радуются. И мы радуемся, потому что понимаем, что мы вышли все их одного источника, люди всех народов. Просто тогда был другой образ жизни, другая цивилизация. Мы все в ней жили… Много мы его играли в разных городах. Приезжала с сумками костюмов, реквизитов, наряжала народ, объясняла задачу, несколько репетиций и на сцену.

А начиналось все так. У нас проходили психологические курсы Центра всемирных взаимоотношений. Там подошла ко мне одна женщина. Подошла и говорит: «Знаешь, ты так похожа на Анастасию»! Я отвечаю: «А кто такая Анастасия»?» Она говорит: «Ты знаешь, есть такая книга, там девушка молодая. Она живет в тайге, в Сибири, спит с медведем, знает все языки мира, общается с Богом, живет обнаженная в природе. И вообще, такая книга! Почитай!» Я как-то не придала особого значения. Прошел какой-то период, я зашла в какой-то книжный магазин. Стою у книжного лотка и вот лежит «Анастасия». Спрашиваю продавца: «Это книга про Анастасию, которая в тайге живет?» Она так оживилась! Рассказала чуть ли не пол книги. И я поняла, что это та самая книга, которую мне второй человек рекомендует. Я купила сразу обе книги. Пришла домой и просто взахлеб прочитала! Да и сейчас их читаю, перечитываю вдоль и поперек. Я постоянно с этой книгой общаюсь! Она дает мне направление - куда двигаться дальше, что я должна, какова моя миссия сейчас, какова моя роль? После этих книг я полностью изменилась, произошло перерождение. Родные и близкие не понимали, что со мной что-то происходит. Например, я могла выйти из комнаты, а у меня такие глаза как звезды светятся, то я кружусь, то я прыгаю, то я радуюсь, то я счастливлюсь. Я изменилась.

Мужа своего я очень просила, рекомендовала почитать. Он брал, начинал, отбрасывал, первое время смеялся надо мной. Потом он немножко сопровождал меня на дольмены (Джанхот, Пшада, Возрождение). На тот момент я как-то рванула туда очень быстро, не взяла его аккуратно в тот мир. Это была моя ошибка. Терпения у меня не было, что ли… Ему это было как-то чуждо. Мне надо было больше внимания уделять ближним в том момент, делиться самым сокровенным, вместе размышлять. Моя ошибка была в том, что я иду, что-то несу из души, а в меня бросают камни, и я убегаю в лес. Мне нужно было прорывать оборону, стоять на своем, держаться, всегда себя проявлять. А я себя подавляла, убегала, я не любила скандалить, ругаться. Это было не в моей сути. Мне больше нравиться сотворять.

Когда я книги прочитала, так много божественных чувств раскрылось во мне. И все как-то стало ощущаемо, осязаемо, видимо по-другому, воспринималось все по-другому. В городе жить уже больше было невозможно. Мне хотелось уехать в природу, уехать жить там с детьми. И так получилось, что мы отправились со спектаклем «Звенящий меч Барда» на озеро Светлояр, на праздник «Купала». Мы повезли туда нашу мистерию. Не имея денег на дорогу, мы решились отправится в путь автостопом, привычным в то время нам. Все спектакли мы играли бесплатно, и работая достаточно много в театре, мы всё же не имели заработка… так сложилось изначально как - то. Моя группа в количестве пяти человек ехала мимо деревни Подгорное. А по пути нас застигла ночь. И мы попросились в эту деревеньку переночевать к одной женщине. В одном доме была открыта дверь. Я сказала: «Ребята, подождите. Я сейчас схожу, узнаю, где тут можно переночевать?» Не в стоге же сена. А у нас мечи, щиты у римлян, весь реквизит. Все на себе несем. Я захожу в дом. Там женщина Татьяна. Я говорю: «Здравствуйте! Мы – театр. Мы едем на Ивана Купала, на озеро Светлояр. Мы хотим там дать спектакль. Можете ли вы подсказать, к кому можно пойти на ночлег?» Она все выслушала и говорит: «Ой, а вы не могли бы у меня остаться, а?» Оказывается, ситуация была такова, что в этот день был день рождения у сына. Сыну исполнялось 9 лет. У него не было отца. Когда-то этот мужчина сказал, что я приду, когда сыну Саше исполниться 9 лет. Женщина это сказала сыну. Папа не приехал. Сын сидел и ждал у окошка, а завалили мы - кельты и римляне. У нас была кассета «Ивана Купала», и мы устроили тут же пирушку! У Тани был накрыт стол. Папа не приехал. Приехали мы! Мы все веселились. Мы у нее заночевали, а утром она показала нам озеро в Подгорном. Пошли, искупались. Мы съездили. Мы поставили спектакль. Но вот это Подгорное, с его атмосферой запало нам в Душу. И манило нас ещё долгое время. И мы вернулись ведь туда, с целью создать там настоящее поселение Родовых поместий. И поселились там нашей небольшой театральной группой сначала в полуразрушенном клубе, а позже и в деревенских домиках. Очень хотели мы создать там поселение. Разными путями мы пробовали взять землю. Там были Вася Шахманов, Марина Федосова, Гена Федосов, Лев Саркизов с семьей, Евгения Бахмисова с семьёй и я с тремя детьми. Поехали в администрацию. Всем все рассказываем. Все открыто. Нас послушал председатель бывшего колхоза. И говорит: «У нас сейчас такие порядки - мы можем дать землю только в аренду на три года, а потом уже дальше решим…». Мы взяли. Мы оформили на три года. Оформили по гектарчику. И вот мы в русских сарафанах, с плоскорезом за спиной, с какой-то песней звонкой идем в поля. Деревенские вообще не понимают, куда это они идут? А мы светоносные, счастливые идем целину плоскорезом осваивать. Много всего сажали: горох, лучок, морковь, чесночок. Деревьев много сажали. Деревья на своей первой земле я сажала хороводом. Потому что в театре у нас сотворялось много всяких хороводов. Вот так я и деревья сажала в виде хороводов. В основном это были сосны, березы, что-то лесное. Председатель выделил мне дом. Сначала мы жили в клубе все вместе. Тогда с нами был Дима Романов (сейчас живёт в ПРП «ЗДРАВОЕ», предприниматель с чистыми помыслами – «Мыловарня Романовых»).

Это было самое начало...

Потом пройдут годы, мне принесут книжечку, подарят. Книжечку «Анастасия» на английском языке. Я открываю и там фото Подгорного. Я подарила ее Гене Федосову, потому что он до сих пор там живет и снят его дом на фотографии, его грядочки. Если бы у нас получилось поселение… Но получилось все совсем другим способом. Мы пришли. Рассредоточились по деревне, в разных местах, заобщались с деревенскими. И мы стали не такими единёнными, как в городе. Что-то происходить стало. Встали бытовые дела: наколоть дрова, принести воды, топить печь, носить воду и т.д. Это все стало отвлекать от творчества, захлестнуло нашу жизнь. И пошли разногласия. Если мы собирались на собрания, нас всех так перетряхивало, что мы уходили. В городе были счастливые и довольные, а там начались конфликты. Потом я спрашивала у знакомой, почему так произошло? Она сказала, что мы пришли в место и не сказали, с какой пришли целью, а нужно было оповестить это место. Может быть, духов земли спросить, их дозволения. А мы пришли просто в мечте. Мы верили, что это вот так! Потом я слушала как-то лекцию Зеппа Хольцера, где он делился темой о Родовых поместьях: «Вы думаете, что пришли, начали, развернулись, и природа вам все позволила? Вы поймите, что не в каждом месте по вашему желанию может быть поселение. Это особые места. Тут надо себя слушать и пространство, время, перспективу. Все, все, все! Всю Вселенную!» А мы были на амбициях, на эмоциях, молодые, звонкие!

После шестой книги я захотела снять фильм. У меня была подруга - директор ТВ чувашского, Марина Фёдорова Фильм о ведруссах. Сюжет такой: наши дни, хоровод и вдруг встреча – он и она; два взгляда, ладошками соединились, смотрят и у них идет воспоминание, как это было тогда, в ведической цивилизации. И идут фрагменты их воспоминаний. То есть в самом моменте хоровода они встречаются. Это я хотела снять. Я написала сценарий. Назывался он «Слава проснувшимся ведам! Слава пробудившим их водам!» Прописала в сценарии праздник, который проходил в течение 4 дней. Там люди идут к разным источникам и прославляют воду на всей земле. Девушки плыли на плоту, парни догоняли. Вот такой праздник у меня получился. А до это мы ездили со спектаклем «Ведруссы» и я проговаривала, что хочется фильм снять. Обменивались телефонами, то есть я оставляла следы, что буду снимать фильм. И в конце концов я договариваюсь с деревенскими в Подгорном, чтобы они доставали соленья, варенья, пекли пироги. И еду к депутату по нашему округу в Йошкар-Олу. Встречаюсь с заместителем. Тогда не было моста, только паромчик ходил. И везде оставлю сценарий. И кто-то меня дернул, и я дала сценарий соседу напротив, Саше. Он такой православный. Мы с ним у колодца часто общались. Пояснила, что хочу провести такой праздник с участием всех жителей наших подгорновских. Он: «Ну ладно, почитаю». Почитал. И дня через три на меня начались такие наезды! То администрация, то ФСБ: «Никакого праздника, никакого фильма!» А я-то открытая. Я даже в Космодемьянске с музеем договорилась, что они выделят нам костюмы. ФСБ приезжает ко мне в дом. А у меня все нормальненько, убрано, чистенько, трое детишек. «Мы с вами хотим поговорить». Я достаю фото спектаклей, рассказываю, что хочу снять фильм, что приедет чувашское ТВ, потому что я везде со всеми договорилась. «А что у вас за сценарий? Можно посмотреть?» Я достаю и сама читаю им. Они говорят: «Мы что-то не поняли, а что такое «обмен семенами»?» А у меня там ярмарка. И написано про обмен семенами. Мы же понимаем, что есть генномодифицированные, а есть бабушкины. Мы делимся первым опытом на земле. Я им это все рассказываю. Потом я принесла им папку с конференции «Выбери свое будущее!» Они говорят, что им нужно все это изучить. Я смотрю, а они мне больше сейчас верят, чем кому-то со стороны. И они уехали. А потом батюшка ко мне приехал. Приехали ребята с Мурманска за неделю до этого. Ко мне все уже собирались на фильм. И Вероника Гавриленок. Все. А ко мне идет такая атака! Отменять не хочется. Я пошла в Долину певчих птиц (мы назвали так одно место с сыном Святославом). Там утки летают у озера. Я там легла под березу, лежу и у меня нет никаких сил. Ощущение, что я умерла. Тьма очень сильно сгустилась. У меня нет боли. Я просто лежу и не могу встать…Не знаю сколько часов лежала. Потом я побрела домой. И приехали мурманчане: Анютка, Вася и Дима Собенин, Аня Уварова (сейчас в Одессе хороводы ведет, моя ученица). Вот они заходят в дом, Дима берет в охапку и говорит: «Что с тобой?» Сморит мой тонкий план, а у меня трупные пятна…Получилось, что сосед принес к батюшке сценарий и нас объявили «белым братством», что мы – язычество, что топим своих детей, что скоро ко мне приедут еще тысячи, даже из Африки, принесут эпидемию, секта. Я межевалась - отменить или куда-то перенести? И не могу услышать. И не могу утвердиться. Я звоню Леше Гроза в Свелояр и прошу разрешения фильм снимать на озере Светлояр. Он говорит: «Приезжайте! Всех гостей разместим». Прошло несколько часов. Гроза звонит и говорит: «Татьяна, ничего не получится. Мне недавно был звонок с района, что к вам будет обращаться Татьяна Ефимова, чтобы провести сьемку – запретить!» Сели советом решать. Праздник должен начаться через 5 дней. Дима говорит: «Собирайся и уезжаем». Но люди-то приедут! Я даже многим не смогу сообщить дату. Они знают только место. Тогда интернатов не было. Знают Украина, Беларусь, люди разных городов. А я не могу сообщить. Я говорю: «Я буду сидеть тут до последнего!» Он: «Нет, собирайся!» Пошел на трассу, поймал машину, заплатил деньги до Чебоксар. Мы все погрузились и выехали. Гена остался там. Через три часа позвонил и сказал, что приехали омоновцы на таких машинах, как будто война. Они врывались в дома, искали меня с автоматами. То есть все могло быть! Им дали приказ. Если бы не Дима, могло быть что угодно. Мы приехали в Чебоксары. Было много хороших, прочных связей, анастасиевцев. Собрались. Решили праздник не отменять. И кто-то предложил место на озере Елуксер. За Чебоксарами есть озеро живописное. Раз уж готовы у людей песни, игры, хороводы, костюмы, стихи, значит соберемся. Проведем все это. А я слушаю и не могу принять решение. Но волна шла такая, сила от наших ребят, что я решилась. Мы собрались, распределились в палатках. Было очень холодно, промозгло. Я была истощенная. А надо было вести мероприятие, сьемку. Но меня обогревали те люди, которые приехали. Мы сидели у костра, говорили о чем-то. А на третий день я говорю Володе Патову: «Что-то, Володь, солнце засияло! Поехали!» Мы сели в машину и поехали за съемочной группой в Чебоксары. Наташа перед приездом сшила ему рубашку. Он написал песню. Мы подсняли сцены. Не в том формате, который хотелось, но хороводы были, плотики пускали, ребята за плотиками плыли. И сложилась даже одна пара - Полина с Денисом. Они именно там встретились. Что-то было подснято. А потом этот материал у меня хранился. Потом стали уже ездить дальше для этого фильма снимать.

Дима Романов очень сильно помогал на то время. Он был - правая моя рука! Он все чувствовал, все организовывал. Он без излишних эмоций. Очень сильно помогал. Талантливый организатор. Он психическую свою энергию не выпускает, не злиться, не эмоционирует, находится в равновесии. У него получается.

Потом прошло какое-то время. Я приехала в Подгорное, и бабушки стали рассказывать, что к ним приходили, спрашивали про меня. Спрашивали про жертвоприношения. А бабушки говорят: «Как жертвоприношения? Они даже комаров не убивают!» Прошло два-три месяца и все поутихло . Фильм был снят. Я взяла этот фильм и поехала к главе, по приказу которого это все происходило. Я поехала для того, чтобы дать этот фильм, чтобы он посмотрел и понял! Чтобы у него развеялся страх. Чтобы он понял, что не секта мы. Что все, что мы здесь делали - это было прекрасно. И праздники, которые надо проводить в деревнях для того, чтобы люди не пили после рабочего дня. Я дала ему этот фильм. Мне очень хотелось избавиться от клеветы в наш адрес. Я шла к нему с добром. И вот я вошла в его кабинет, я говорю: «Здравствуйте, я Татьяна Ефимова. Я пришла поговорить. Я принесла вам фильм. Зря вы думала про нас плохое. Мы хорошие. Несем светлое» … Ну, что-то такое. Он смотрит сначала с удивлением, а потом говорит: «Татьяна! Как мне стыдно перед вами! Простите меня, пожалуйста. Понимаете, батюшка, он нам такое рассказал. Мы, конечно, все взъерошились очень» Он сам попросил прощения. И это было правильно, что он узнал. Принял фильм, посмотрел. Через какое-то время мы опять с ним встретились. Он и батюшке отдал этот фильм посмотреть. И батюшка сказал: «Вот видишь, как они быстро!» Там есть такая сцена, где Алена и Алеша с Горловки, они такая красивая пара, стоят около дерева, шепчутся о чем-то в лучах солнца, он гладит ее по голове. Такая красивая, нежная сцена, очень чистая, целомудренная. Он играет на флейте что-то. И они потом в лес убегают. Через какое-то время возвращаются из леса. Такие счастливые! И батюшка говорит: «Видишь, как они все быстро!» Я говорю: «Да неужели он так подумал? Даже мыслей у этих людей не было таких!» Я поняла, что люди так реагируют неправильно, потому что они находятся в своей реальности. А той реальности, которую мы несем, ее нету. И мы непонятны. И ярлык - секта. Я сразу вспоминаю историю про Христа. Идет Христос. Почему Христа распяли? Распяли за яркий свет! Люди тогда настолько деградировали. А он шел, нес свет. Им было больно смотреть на этот яркий свет. И они решили его убить. Чтобы им было не больно в своей деградации. Тоже самое происходит с книгами Владимира Николаевича Мегре. На Мегре, на саму Анастасию, на движение Родовых поместий идет хлад только потому, что это яркий свет. Ярчайший свет истин первоистоков! Мы непонятны.

В Подгорном я прожила еще лет 10. Святославу было 14 лет. И мы уехали оттуда. Я в Подгорном сидела. Все спокойно. Хорошо. Детки подросли. Кто-то поехал учиться. Поле у нас забрали. И дочь мне как-то говорит: «Мам, ты здесь, сейчас в Подгорном. Скажи, все то, о чем ты мечтала, у тебя здесь есть?» Я говорю: «Нет». «Ты же мечтала о поместье!» И торкнуло. Я решила активизироваться. Сыну Святославу говорю: «Сынок, выбирай! Ближайшие поселения - Калиновец и Лесная поляна. Куда поедем?» Он говорит: «Давай сначала съездим в Калиновец. У нас там куча друзей». Мы приехали. Там был праздник. Нас такой любовью окружили люди! Таким вниманием, таким теплом, таким светом! Мы растаяли! Я у Нины Шароновой, которая начинала поселение, спрашиваю: «Покажи, пожалуйста, есть ли свободные участки?» Она: «Этот занят, этот занят. А этот тоже занят. Сергей Николаев его взял с Женей Гайдабас. Ну, ладно! Ты пройдись по земле, посмотри. Они еще и в другом месте взяли. Может, они от него окажутся?» Земля мне сразу понравилась! В тот день земля, как невеста была белая, в ромашках вся. Я захожу, а она животрепещет! Я не могу объяснить… И этот трепет земли. Я очень захотела здесь остаться. Я позвонила Сергею, он не отказался. У меня денег даже не было. А Нина говорит: «Тань, я тебе в рассрочку дам». Я в течение года как-то так быстро выкупила. У меня была только палаточка. И я одна там жила 3 месяца. Я жила как в раю! Для меня все там были родные: прибежала мышка-норушка родная, кузнечик родной, птичка родная, все запахи, все звуки. Я же еще спектакль ставила «Адам и Ева». Я же помню это состояние, которое было в самом начале - Он и Она в раю. Вот там я это проживала. На земле я проживала вот это. Это было счастье! И было очень волшебно! Я помню, когда была ночь одна. Шторм. Палатку срывает. Ливень. Молнии свищут. Я легла. Кругом лужи. Вот-вот ливнем прорвет палатку. Она была высокая, четырехместная, 2 метра высотой. Ходуном ходит. Я лежу и у меня страх. Не паника, но и не восторг, и не трепет. Я помню, в небо говорю. Не взмолилась, но разговаривала с Высшим, что так много дел надо еще сделать на земле! Мою жизнь надо сохранить! Я должна вот это сделать, вот это. Я хочу школу по типу Щетинина М. П. Я хочу то, я хочу се. И когда я это все перечислила, молнии не унялись. Они свистали громыхали, но я успокоилась. Я легла на землю. На живот. Обняла ее. Сроднилась. И потом я уснула. Мне все было ни по чем. Конечно, я было мокрая. А утром просияло солнце… Много волшебных вещей на поместье происходило. У меня не то что дом построить денег не было, но и даже за землю заплатить. Все случилось волшебным образом. После 2 месяцев я купила сруб 6 на 8 на соседнем поле. Вселенная заботилась. Сейчас посажена живая изгородь. Она уже выше меня. Она животрепещет. И только я туда вхожу, все кусты, цветы, которые я сама посадила своей рукой, они как будто бы шепчутся. Я прям слышу: «Она пришла, она пришла, она здесь, она здесь…» Они как будто друг другу передают. Это такое волшебство! Я там все там люблю! Родные со мной не пошли. Святослав только. Он был со мной: приколотить что-то, сделать, грядку, вскопать.

Важный момент был на поместье. Я решила посадить за семь колен Родовую рощу. В честь каждого предка высадить кедры! То есть я посадила так: мама-папа, от них мама-папа, у них тоже это все. Семь колен. Это 126 деревьев. Вот эта роща есть! В честь каждого предка! Такое светопреставление было! Я ощущала соприкосновение с душой этого предка. Вот такое место у меня ест! Моя Родовая Шамбала. Роще 4 года. Хоть засуха, хоть что, а деревья все, как огурчики стоят. Растут. Медленно, но растут. Никто не высох..."

Что такое любовь?

Любовь - это свет. И еще я поняла, что любовь, она прекрасна к одному человеку. Но лично моя любовь безразмерная, безграничная. Что могу, любя одного человека, я могу другого любить тоже. Любовь, если к одному человеку: к близкому, к родному - это, когда ты видишь все прекрасное, веришь, понимаешь. И даже если в жизни возникают какие-то ситуации пограничные, где в минус можно уйти в отношениях, то ты вот это большее, что есть на самом деле просто бережешь, потому что начало было прекрасным. И дальше нужно нарастить это состояние рядом с этим человеком. И еще я поняла, если человек любит тебя, а ты любишь его, ты всегда позволяешь ему быть самими собой. И позволяешь ему быть Богом. То есть слышать высшее. Потому что в паре как бывает? Мужчина знает свой путь, а женщина рядом может просто с пути совратить, сбить с пути истинного, ради которого пришла эта душа, этот дух на землю. Она может: «Зачем тебе все это?» - раз и сбить с толку. А хороша семья та, в которой именно поддерживается божественное начало. То есть ты видишь, чувствуешь этого человека. Чувствуешь значимость, которую он сам выбрал. Ты поддерживаешь все в нем. Это он будет развивать. А он поддерживает это в тебе. Тем самым сохраняется какая-то чистая любовь. Это какая-то чистота и частота. Свет! По-другому я не могу сказать.

В настоящей любви не может быть ревности, потому что ты воспринимаешь любовь этого человека ко всему миру. Он что? Должен только тебя любить, а всех ненавидеть? Мой муж ушел от меня, когда вот это все началось. Я ярко пошла своим духовным путем. Он ушел по другой стезе в какой-то свой мир другой. Он просто встретил девушку молодую. Он ушел к ней и оставил меня с тремя детьми. У меня была боль, печаль, горечь. Страдания долгие годы. Я его ждала очень долго! Я его ждала! Хотелось, чтобы вернулся. Но он везде был с ней, с ней, с ней. Мне пришлось внутри и ее полюбить, потому что она - женщина, которая бережет его жизнь. Да, у меня одновременно сливались все чувств. Я ее и ненавидела за то, что она лишила моих детей семьи. Потому что семья - это крепость, это тыл. Там дети защищены от внешнего мира, а мои стали не защищены. То есть эта женщина увела его. Я не знаю счастлив ли он с ней. Они поженились. А мне пришлось это принять. Любишь человека – прими. И это любя его, доверить ему свою жить жизнь, выбрать свою жизнь. Больше 10 лет я ждала его. Очень длительное было ожидание. Я переживала больше не за себя, а за своих детей. И за свое поместье, потому что у меня больше никогда не получиться настоящего Родового поместья. Потому что Родовое поместье - это все-таки крепость Рода. Что я делала на поместье, как сажала, как ждала - это настолько было искренне, было с предками, с потомками, созвучно.

Я несколько раз бралась писать Родовую книгу. Не написала еще в том формате, в каком хотела. Но я могу сказать теперь, почему от меня ушёл муж. Потому что мы жили, жили. Как все жили своей семьей. Все было нормально, но прочитав книги Владимира Мегре, увидев образы такие, как Михаил Петрович Щетинин, как сам Владимир Мегре, как другие, которых я видела на конференции, в этот момент образ моего близкого человека, моего мужа я его спустила с пьедестала. Он перестал быть для меня человеком-Богом. И это гордыня, моя самость, сила сделали вот эту беду. Стоит ли его обвинять? Я его очень понимаю. К нему у меня очень добрые, светлые чувства. Мы с ним созваниваемся. Я ему шлю только самое хорошее. И хочу, чтобы он счастлив был, чтоб был здоров. Я не могу его упрекать, потому что даже когда мы развелись, он поддерживал детей и меня. Пусть не деньгами, а звонками, заботой какой-то. Он приезжал, что-то ремонтировал, что-то привозил, интересовался, как мы живем. То есть мы не так вот выброшены и все. Я по-доброму к нему относилась, он по-доброму. Когда люди расходятся «я тебя не знаю» - это неправильная позиция.

Пожелание потомкам.

Я бы им сказала, чтобы они бережно хранили мудрость Рода, которая есть в них, заложена. Чтобы они уважали своих предков. Это обязательно! Потому что предки передали эстафету жизни, а значит и любви. Чтобы благодарили. Чтобы жили в своей родовой крепости. Жили чтобы на земле. Жили чтобы в гармонии с самой землей. И чтобы чувствовали любовь! Просто чувствовали! Она кругом! Чувствовали. И чтобы были творцами! Чтобы они творили! Потому что когда мы творим, мы и есть с Богом! Что Бог - в нас!

Я рада, что мои потомки когда-нибудь услышат мои мысли. Поймут меня! Они смогут сами быть творцами! Я чувствую, что мои потомки еще более совершенными будут. Вернут себе то совершенство, которое было изначально.

Я приду! Я воплощусь! Я хочу, чтобы я было захоронена на Родовом поместье!

У меня есть круг из 9 кедров. В центре я его посвятила Богу! Я назвала Звенящим! Там можно меня похоронить. Но я еще собираюсь жить! У меня столько планов! Сколько лет планирую жить?-90 с чем-то. А может, и больше. Ближайший план у меня такой - мы хотим организовать школу-образ, центр, где будут обучаться учителя для поселения! И создадут потом свои школы. В этот проект меня пригласили. Мне придется на какое-то время в другом месте пожить для проекта. Этим летом мы планируем слет. Мы обращались в школу Щетинина. Связывались с Петром. Хотим, чтобы методом погружения прошел. Мы приглашаем всех. Скорей всего, слет пройдет в августе. В Калиновце. Алена Бояринова, Галина Самохина. Мы проговаривали. Мы знаем, что в каждом поселении будет своя школа. Но вот основа должна быть! Мы готовим учителей! Потому что учителей не хватает. Пока нам от общеобразовательной не уйти. Путь пока будут эти предметы. А позже мы перейдем на другие предметы, которые приводят к счастью и любви! Направление такое!

Я ездила каждый год выступать в школу М.П.Щетинина. Однажды я приехала с сыном Ваней поступать. Привезла его. Он смотрит на меня: «А почему ты ко мне привезла своего сына? Сама не могла школу организовать?» У меня слезы брызнули: «Трудно!» А он как стукнет по столу; «Легко! Делай все просто! Иди и делай!» И он как будто поле засеял во мне! Семя посеял! Он говорит и сейчас. И когда он ушел на 40-й день, как будто он рядом был. Вечер. Спать ложусь. И образ его. Он благословил меня, по сути дела.

У меня такая инициация была с Богом. Идет Ваня, по лужам шлепает. А я в окно смотрю. Я уже «Анастасию» прочитала. И взмолилась: «Боже мой, почему мой родной, любимый сын идет в эту дурацкую школу?» И Он мне говорит: «Ты плачешь над своим ребенком, а у меня таких детей, как твой сын Ваня, много на земле». И еще был разговор с Богом. Я все думала, думала о том, какие должны быть учителя? Прибежала на дачу. Села на лавочку. Рядом пион покачивается на ветру. Ароматный. «Отец мой, существующий везде! Какие учителя школы? Покажи мне, подскажи!» «Смотри! У ног твоих ползет червяк. И где его учителя? А я создал человека совершеннее, чем этот червяк». Вот он мне что сказал! Думать надо, как быть такими учителями, чтобы дети даже не догадывались, что мы их учителя!"

(при содействии С. Короленко)

Как деревья на земле хороводом сажали... (+Фото)

Как деревья на земле хороводом сажали... (+Фото)

Источник: Интернет-журнал "Совершенствуй среду обитания"

Среда, 01 Июль 2020 г.
Просмотров: 511

Читайте так же

Сейчас актуальна тема переезда из города в село. На каждом углу про это говорят: свежий воздух, природа, покой и спокойс...
193
Полиция Индонезии изъяла партию попугаев перевозимых контрабандой.Экипаж корабля сам обратился в полицию, после того как...
225
Мастер фотошопа Жюльен Табе манипулирует с живой природой и создает удивительных существ.Природа — это всё, что окружает...
192
Специальные суда для сбора и вывоза мусора с прибрежной полосы реки Янзцы, Китай.С судно высаживается десант, прибирает ...
232