Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Как открыть производство по изготовлению тротуарной плитки из пластика (+Видео)

«Не бьется, не трескается, на солнце не выцветает, в огне не горит, влагу не пропускает. Повредить ее смог только бульдозер: забуксовал тут зимой и немного „пожевал“ ее гусеницами», — нахваливает свою тротуарную плитку владелец рязанского микропредприятия Павел Васильев. Летом 2020 года он запустил первое в городе производство тротуарной плитки из переработанного пластика. Оно было задумано как рядовой коммерческий проект, но Васильев быстро понял: подобное производство — находка для решения проблем с мусором. За год у предприятия «Перспектива Инвест» появились свои поставщики, постоянные покупатели и даже последователи. Как запустить экологически чистое производство, не бросить его в самые трудные первые месяцы, подружиться с экоактивистами и развиваться — в материале «7x7».


Подсмотреть, начать и почти отчаяться

— Вот я беру кувалду… И — хрясь по плитке! А она вся целенькая. Вот я ее роняю на бетонный пол — опа! Результат тот же. Любая другая плитка уже разлетелась бы вдребезги, — уверяет Павел. — Ее ж в основном из бетона делают, она разбивается еще в процессе транспортировки. А моя — неубиваемая: в огне не горит… Что, тонет ли в воде? Ха-ха. Тонет. Но влагу не пропускает, поэтому не трескается.

Рекламщик от бога. Плитку хочется купить сразу же, даже если ее некуда приспособить. Но пока это невозможно: заказы у Павла расписаны до декабря.

Павлу 42 года, он сухощавый, жилистый, подвижный и разговорчивый. Всю жизнь был работягой: прокладывал теплотрассы, строил дома, ремонтировал квартиры. Теперь решил побыть директором — настоящим, который ходит в белой рубашке и раздает команды, сидя в кресле. Кресло есть, рубашка тоже, но пока часто приходится переодеваться в рабочую одежду и вкалывать самому.

Павел работает вместе с давнишним другом и напарником, генеральным директором микропредприятия Глебом Майером. По его фамилии они и назвали плитку — Mayer. Идею открыть предприятие по переработке пластика они обдумывали сообща.

— Мы с ним люди непьющие. Скопились кое-какие деньги, и захотелось создать что-то свое, не вечно же ремонтом квартир заниматься. Идею я подсмотрел в интернете, на YouTube, — рассказал Павел. — Сели в поезд и поехали в Самару. Купили там оборудование и технологию изготовления, арендовали это помещение на территории бывшего завода «Химволокно» и приготовились запуститься.

И тут случилась пандемия. Что делать, как передвигаться по городу во время почти полного запрета выходить на улицу, где раздобыть мусор, а заодно и рабочих — чреде этих вопросов не было конца. Но отступить от дела, в которое вложили более 1,5 млн руб., было невозможно. Какое-то время пришлось переждать. Цех заработал только в начале июля 2020 года.

Объявить «охоту на мусор»

Огромные тюки с целлофановыми завитушками, похожими на лапшу быстрого приготовления, пакеты с пакетами величиной с человеческий рост, снова пакеты и несколько агрегатов — это и есть цех по производству плитки. Пластиковая «лапша» оказалась обрезками с производства фантиков. В земле все это «богатство» не разложится примерно лет 500.

По технологии плитку планировали выпускать из пластиковых гранул — продукта переработки пластикового мусора. Сырье оказалось дорогим, и себестоимость конечного продукта тоже стала бы немаленькой. Тогда предприниматели решили заменить «полуфабрикат» на первичное сырье — пластиковый мусор. Пришлось докупить мощный агломератор, который «шинкует» пластик в мелкую стружку. Оставалось найти поставщиков «пакетов с пакетами».

— Одним из первых моих «поставщиков» стал парень из соседнего садоводческого товарищества «Химик-1» Олег Кабанов [активист, который в 2019 году привлек внимание общественности к разрастанию незаконной «деевской свалки»]. За дачами находится замусоренный овраг, который Олег очищает от неразлагаемых отходов. Я посмотрел на него, посмотрел на горы пластиковых пакетов в цеху и схватился за голову: сколько ж этой гадости вокруг нас! — говорит Павел.

— И понял, что такое производство нужно не только нам и покупателям, а вообще всем жителям города. И мы стали охотиться на мусор.

Павел отдавал Олегу для благоустройства дачи плитку с некритичными изъянами. Потом на пороге цеха появилась женщина с мешком использованных пакетиков — она специально приехала на общественном транспорте с другого конца города. Потом девушка привезла объемную сумку пакетиков из-под кошачьего корма. Васильев хотел было откреститься: он заподозрил, что из-за остатков корма пакетики завоняют уже на следующий день. «Я все их помыла», — заверила девушка.

Так Павел открыл для себя мир раздельного сбора мусора. Многие сторонники сортировки стали его постоянными помощниками, потому что убедились: пластик пойдет в дело, а не на общую помойку. Появились и серьезные поставщики: предприятия по производству пищевой упаковки продают Павлу брак, в конце июня мебельный центр «4 комнаты» установил контейнер под пластик для «Перспективы Инвест».

Цифры

850 руб. стоит 1 м² плитки из пластика, 500–1500 руб. стоит 1 м² бетонной плитки

70% себестоимости плитки — это стоимость красителя

1,5–2 млн руб. стоит оборудование для производства плитки из пластика, это окупится за два года при полной нагрузке

15–20 плиток в день можно произвести на этом оборудовании

1 кг пластика и 2 кг песка необходимо для производства одной плитки

Сам процесс производства кажется несложным: из измельчителя пластиковую стружку вместе с песком и красителем загружают в бетономешалку, где все перемешивается, потом массу помещают в реактор — там она перемешивается, нагревается и превращается в нечто напоминающее горячий пластилин. 3 кг этого «пластилина» в специальной форме становятся плиткой 33×33 см.

Найти покупателя

— Государству мы не нужны, — утверждает Васильев. — Какому чиновнику понадобится плитка, гарантийный срок которой — много лет? Это один раз дорожки во всех парках замостить — и все, больше никаких ремонтных работ. Для предприятий, как наше, государство не предусмотрело никаких льгот по «мусорным» сборам. Я у оператора по сбору ТБО в Рязани «Эко-Пронск» тысяч на 20 пленки покупаю, а он мне — счет за вывоз мусора. Да откуда он у меня возьмется-то? Мы все сразу в агломератор кидаем.

Сначала Васильев с партнером собирались участвовать в госзакупках, но быстро поняли: не получится, потому что во всех техзаданиях фигурирует плитка из бетона. Сейчас они придумали участвовать в благотворительной акции, чтобы плиткой выложили площадку в школе или детском саду.

— Мы делаем плитку из пищевого пластика, он наименьшего класса опасности, поэтому не может повредить здоровью. Плитка менее травмоопасна, чем обычная: упадет ребенок — даже коленку не расшибет, она словно пружинит, — заверил Васильев. — Люди покупают ее для обустройства на своих участках площадок под качели и бассейны. Одна женщина самостоятельно уложила плитку на своем участке, хотя она совсем не плиточник.

Коммерческие организации закупают плитку для отделки полов гаражей, цехов и подъездов к ним: ей не страшно давление большегрузов. Сам Павел облагородил при помощи плитки могилу родственников. Говорит, удобно: больше там не растет трава.

«Перспектива Инвест» пока не может потратить заработанное на рекламную кампанию. Первые покупатели узнали о новом материале для покрытия тротуаров из социальных сетей. Павел редко писал посты, но с открытием производства «дети заставили». Он сразу оценил возможность быстрой обратной связи, пользу лайков и распространения информации и теперь собрался осваивать TikTok и Instagram.

Набить шишки и стать мудрее

За год работы предприниматели уяснили для себя несколько важных принципов работы. Например, они зауважали сарафанное радио: по словам Павла, это главный канал распространения информации о них — как положительной, так и негативной: если вдруг качество плитки изменится, это сразу же скажется на репутации. Еще один урок — это трудовые отношения. Партнеры решили, что оплачивать труд рабочих будут сдельно, потому что, как выяснилось, фиксированный оклад снижает производительность. Пьющим ход на предприятие заказан: мощность дробилки — 30 кВт, трезвость — это элементарная техника безопасности.

Павел и Глеб делятся со всеми своим опытом, рассказывают про технологии.

— Приезжали к нам ребята, интересовались плиткой. Нам почему-то показалось, что их интересует не плитка, а само производство. Мы поделились с ними — они открыли свое производство. Нам не жалко, у нас нет конкурентов: мусора на наш век хватит, еще и потомкам останется, — говорит Павел. Один из главных мотивирующих факторов, по его словам, — это осознание того, что дело приносит людям пользу. — За сутки мы можем переработать тонну мусора. Представьте: тонна пластика не займет места на полигоне, не сгорит на мусоросжигательном заводе, выделив в атмосферу массу ядовитых веществ, а станет полезной продукцией.

«Перерасти» и пойти дальше

Черепица для крыш, водостоки, бордюры, лежачие полицейские, канализационные люки, цветочницы для ритуального бизнеса — все это можно делать из пластика на подобном производстве.

— То, что мы производим, — это одна сотая часть стройматериалов и других вещей, которые можно делать из пластика на похожем оборудовании. А можно усовершенствовать и само оборудование. Мы уже почувствовали, что «переросли» это производство, будем двигаться дальше. Я хочу приобрести нормальный советский гидравлический пресс: он гораздо надежнее, качество плитки улучшится, — делится планами Васильев.

Экскурсия по производству завершается на исходной точке — в курилке при входе. Это небольшая площадка из плитки собственного производства, лавочка и урна — все из неубиваемого пластика: дворовые вандалы не смогут накорябать на них непристойности, разломать или поджечь. У этой зоны отдыха есть двойник примерно в 5 км от цеха: такую же площадку установили рязанские производители компании «Умная SREDA». Идею они подсмотрели в «Перспективе Инвест», закупили оборудование и открыли производство уличной мебели по франшизе. Один из первых продуктов подарили «наставникам», а те, в свою очередь, поделились плиткой для обустройства площадки.

«Мощности одной нашей линии позволяют изготавливать около 100 скамеек в месяц. Это значит, что как минимум около пяти тонн пластикового мусора не попадут на свалки, не будут зарыты в землю или сожжены. Также полимерпесчаная технология помогает избавиться от использования древесины. Изготовив по этой технологии две скамейки, мы спасем одно дерево», — рассказал в своих соцсетях об уникальности своего производства директор Сергей Мартынов.

По словам Мартынова, полимерпесчаное производство — безотходное и безвредное для окружающей среды, поскольку нет никаких выбросов в атмосферу и ничего не сливается в реки. Сейчас его компания вышла на рязанские строительные рынки, на управляющие компании и коттеджные поселки. Пока очередь из покупателей не выстроилась, предприниматель списывает это на то, что у людей еще мало экологичной культуры поведения, дальновидности. Все исправит информирование — рассказ о том, какие плюсы у предметов из вторичного пластика.

Васильев согласен со своим новым коллегой и приглашает всех в гости:

— Все расскажем, поделимся всеми секретами, ведь работать нужно не только ради прибыли. Правда же?

Читайте так же

Домашние питомцы умеют отлично чувствовать настроение своих хозяев. И не просто чувствовать, а реагировать. Причем собак...
24
Что полезного содержится в вишне? Фруктоза, глюкоза, лимонная и яблочная кислоты, минеральные соли, витамины А, В1, В2...
6384
Многие женщины используют дорогие косметические методы для того, чтобы освежить и омолодить свое тело. Но эти методы н...
11496
Когда ее попросили раскрыть свои секреты красоты, Одри Хепберн написала этот прекрасный текст, который позже прочитали н...
179