Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Мужчина в одиночку спасает лосей от браконьеров (+Фото)

«Я всех их знаю: имена, кто где живет. Но легально сделать ничего не могу». История Алексея Седого – бывшего спецназовца, бьющегося с браконьерами за своих лосей

С Алексеем Седым я познакомилась в конце сентября 2020 года. В соцсетях мне попался пост с рассказом о трагичной судьбе его лосят и призывом помочь срочно возвести забор вокруг их загона до начала сезона охоты. За несколько месяцев четверых лосят отравили, а в сентябре зарезали еще одного. Стало ясно, что лосят нужно защитить от людей, отгородить забором. И я приехала к нему на хутор в Шаховской район Московской области.

С виду простой бородатый мужик в камуфляже, но после нескольких фраз в нем сразу видишь умного и хорошо образованного человека. При первом знакомстве меряет тебя холодным, недоверчивым взглядом, но при общении с животными и детьми его глаза вспыхивают теплотой и любовью. Охотно говорит о своем хуторе и его обитателях, но его личная жизнь — это табу, границы он выставляет жестко.

Алексей — бывший спецназовец, спасал людей в горячих точках. О своей прошлой жизни, до лосей, говорит крайне неохотно, но отмечает, что война в огромной степени сформировала его характер. Два года назад он решил, что хватит с него войны и городской жизни и на накопленные деньги купил большой участок земли в Шаховском районе, в 120 км от Москвы. Он планировал организовать там частный заповедник и экопарк, чтобы к нему приезжали отдохнуть от городской суеты люди, ценящие дикую природу и уединение. Но оказалось, что с войной еще не покончено — теперь она идет по другим, непривычным правилам. Седой взял участок земли как раз в том месте, где группа браконьеров привыкла отстреливать разных животных, в том числе лосих с лосятами.

«На войне все честно и понятно: где свой, где чужой. Сейчас совсем не так: в глаза тебе говорят одно, за глаза другое, исподтишка делают гадости»

К началу сезона охоты забор вокруг участка в несколько гектаров мы, конечно, построить не успели, хотя старались всем миром — у Седого оказался целый отряд сочувствующих, которые откликнулись на призыв помочь. В результате из пятерых лосят трое пропали — сетку-рабицу их загона просто разрезали и выгнали троих из оставшихся пяти двухлетних лосят на свободу, чтобы поохотиться на них. На мое удивление — зачем это делать? — Алексей поясняет: «Их легко убить, людей они не боятся, подпускают близко к себе. И мясо у них вкусное, здоровое, такое легко продать».

Его слова подтвердил местный житель, помогающий Алексею. На земле, которую купил Седой, годами орудует группа браконьеров. Эти люди экипированы по последнему слову техники: тепловизоры, датчики движения… Они любят не охотиться, а убивать — расстреливать практически в упор все, что движется.

«Я всех их знаю, знаю имена, кто где живет. Но легально сделать ничего не могу — местная полиция бездействует», — объясняет Алексей. Только после привлечения к проблеме СМИ и запроса в прокуратуру от председателя Совета по правам человека удалось возбудить четыре уголовных дела по факту убийства и ранения лосей.

Через несколько недель после пропажи троих лосят нашли останки одного из них, Граната. Его убили выстрелом практически в упор — видимо, с дороги, из машины. Еще через несколько дней благодаря жителям СНТ «Лидия-1» нашелся Агат. С пулевым ранением. Через неделю после его возвращения ему сделали операцию. Пуля прошла навылет, и сейчас он медленно, но верно идет на поправку. Третий пропавший, Алмаз, пока не вернулся, но Алексей верит и ждет, что он вернется.

Лоси — самые крупные парнокопытные России. Это же мощь и сила. В 2004 году я первый раз приехал в Сумароково (лосеферма в Костромской области — Анастасия Дубрава), и после этого у меня появилась мечта — спасать лосей, — говорит Алексей. — У животных все честно: они не врут тебе, не предают. Если любят, то будут любить, несмотря ни на что, а если ты им не понравишься, они тоже сразу дадут тебе это понять».

«Первые лосята появились в мае 2019 года — Алмаз и Альфа, — продолжает Седой. — Они появились после того, как здесь, в Шаховском районе, сбили лосиху. У Алмаза было тяжелое поражение легких, у Альфы — отравление желудочно-кишечного тракта. Причина простая: они пролежали около восьми часов на обочине, и все, кто останавливался, трогали их, давали полизать пальцы. Им было на тот момент несколько дней от роду, еще не сформировался ЖКТ, микрофлора, никакого иммунитета. Поэтому из-за того, что лизали пальцы, каждый получил свое воспаление. В результате Альфа не выжила. Потом в июне 2019 года привезли шесть лосят из Костромы (из Сумароковской лосефермы — Анастасия Дубрава), потом в ночь с 18 на 19 марта 2020 года я отбил у браконьеров Янтаря, а затем в октябре 2020 года приехали Берилл с Бирюзой, тоже из лосефермы. Берилл не пережил перевозку и вскоре умер».

О каждом своем подопечном, о его характере и проблемах Алексей готов говорить часами.

«Браконьеры сначала убили мать Янтаря, затем через несколько дней — его брата. Потом они его выгнали из леса на заснеженные поля, есть ему было абсолютно нечего. После убийства матери он и так был восемь дней в состоянии стресса — их с братом постоянно гоняли, и к тому же он недоедал уже в то время. А потом он десять дней не ел практически ничего — может, несколько чахлых кустиков за весь день — потому что был крайне истощен, изможден. Но главное, что у мальчонки волевой характер, он очень сильно хотел жить. Когда он ко мне попал, у него через зимнюю шерсть торчали ребра, опущенный живот, травмированы все четыре ноги, травма шеи, практически отсутствовал глотательный рефлекс, было совершенно жуткое обезвоживание. По факту, когда я его привез к себе, жить ему оставалось 6-8 часов. Представь шприц от нурофена, и вот этим шприцом два литра воды вкачать в лосенка на корень языка. Первый день, когда он приехал на хутор, он не ложился, хотя на ногах уже стоять практически не мог. В итоге он успокоился, поверил мне, улегся и трое суток не мог встать. И первые неделю — полторы я его носил на руках, а он еле касался копытами земли. Просто чтобы он не забывал, что такое ходить, чтобы была хотя бы минимальная двигательная активность. Ветки он ел часами, очень медленно, поначалу с руки. Заново научился бегать спустя пять месяцев».

Сейчас на хуторе у Седого живут четыре лосенка: Агат, Бирюза, Сапфира и Янтарь, а еще 8-месячный волчонок Буран. Этого ласкового обаятельного мохнатого парня подписчица Алексея выкупила из контактного зоопарка, где он родился — пожалела малыша, находившегося в плачевном состоянии. Она быстро поняла, что не сможет обеспечить волчонку нужный уход и условия, поэтому привезла его Седому.

Алексей выхаживал его пять месяцев — у волчонка были серьезные проблемы с ЖКТ. «Я рад, что Буран сейчас такой, какой есть: молодой, сильный, красивый, довольный, счастливый, улыбающийся, хулиганистый». Именно «подопечных», как Алексей называет своих животных, он считает семьей.

Себя он называет Отцом Лосей неспроста. Слушая, с какой теплотой, любовью, заботой он рассказывает о каждом из них, понимаешь, что это не просто слова — обычно так рассказывают любящие и чуткие родители о своих детях. Именно эта любовь в сочетании с наблюдательностью и чувством юмора принесли популярность инстаграму Седого, в котором он выкладывает короткие забавные видео и заметки о жизни своих подопечных, о бедах и радостях хутора, делится планами, просит советов и помощи.

Живущими на хуторе подопечными дело не ограничивается. За два года Седой спас несколько лосей, которые потом вернулись в естественную среду обитания. Еще две лосихи живут на участке, но за пределами хутора. «Плюс к этому подкармливаю белок, которые здесь постоянно тусуются, енотовидную собаку, две норки, два хорька, бобер, кабанчик, летом цапли, утки … Всех, наверное, не перечислю», — говорит Седой.

Большую часть времени у Алексея занимает заготовка веточного корма и кормление лосей. Лоси едят исключительно ветки и кору (в основном ольхи и ивы), из прикорма — только морковь. Самая младшая, 7-месячная Бирюза, до сих пор питается еще и молоком. До войны с браконьерами лосята паслись сами на земле, принадлежащей Седому, но теперь они находятся на небольшом огороженном участке, на котором для них практически закончилась кормовая база. Поэтому ветки приходится рубить и спиливать на других участках, собирать в вязанки и привозить и приносить (там, где машина не проходит) лосям. На заготовку одной вязанки, которой хватает на одно кормление, уходит около часа — полутора. Едят лоси каждые три часа, днем и ночью. В сильные морозы едят больше. Поэтому фактически вся жизнь Седого сейчас сводится к рубке деревьев и заготовке веток. По 10 -12 часов в день. Без выходных, без больничных, в дождь, в снег и в сильный мороз.

К счастью, есть несколько неравнодушных людей, которые регулярно приезжают 1-2 раза в неделю помогать ему с ветками, но это в основном девушки, основная физическая нагрузка все равно на Седом. Этого каторжного труда можно было бы вполне избежать, если бы лоси могли сами гулять по всей территории и кормиться, как в дикой природе. Но сейчас это можно сделать без риска для жизни животных, только огородив всю территорию в несколько десятков гектар, а это колоссальные затраты.

Летом к Седому можно было приехать на полноценную экскурсию: он свободно пускал людей на территорию хутора, давал посмотреть на своих лосят вблизи. Но после всех вышеописанных событий Алексей закрыл хутор для всех посещений. Приехать на экскурсию по-прежнему можно, но общаться с животными придется через ограду. И люди едут: узнать о способах выживания в лесу, научиться разжигать факельный костер, посидеть в шалаше, попить чаю из кипрея, можжевельника и брусники.

«Моя мечта — создание первого в России частного заповедника, на территории которого будет восстановлен лес, где могут находиться различные виды животных, птиц, рыб… Такая замкнутая система, в которой существует практически все видовое разнообразие средней полосы России, за исключением волков, рысей и медведей, потому что это крупные хищники и они очень быстро смогут истребить другие виды в целях пропитания», — говорит Седой.

Осуществление этих масштабных планов требует решения множества организационных вопросов.

«Должны произойти системные юридические изменения в законодательстве, то есть чтобы у нас наконец разрешили создавать частные заповедники или национальные парки, — продолжает Алексей. — Финансовый вопрос во многом про самообеспечение: уверен, что заповедник может сам себя окупать при создании определенных условий. Физический момент — я больше смотрю в сторону роботизации, потому что человек болеет, либо еще что-то, к тому же к большинству людей я отношусь с недоверием. Поэтому я уверен, что будущее за роботами. Сейчас же в первую очередь необходимо установить забор вокруг большой территории, чтобы обеспечить безопасность животных, и видеонаблюдение по периметру. А также создать ветеринарный стационар с оперблоком и карантином».

Еще один больной вопрос — отсутствие реанимобиля. Каждый год много лосей погибает от столкновения с автомобилями. Если сбитое животное быстро погрузить в реанимобиль и прямо на месте прооперировать или доставить в ветеринарную клинику, много жизней удалось бы спасти.

Основная проблема — финансовая. В декабре 2019 года, вскоре после того, как на хуторе Седого появились первые подопечные, «благодаря» нечистым на руку людям, которых он считал практически друзьями, Алексей лишился своих сбережений, на которые планировал создавать заповедник и экопарк.

«Мне несколько дней буквально нечего было есть, поскольку на те немногие деньги, что у меня оставались, я покупал морковь для лосей. И только перед самым Новым годом я продал местным несколько елок со своего участка и смог купить себе еды».

Сейчас Седой и его подопечные живут за счет ренты, которая осталась у него от прошлой жизни. Живет он (вернее иногда ночует, потому что часто засыпает просто в машине) в маленьком домике, доделать который все никак не получается с прошлого лета — в первую очередь подопечные, потом уже он и его потребности. Но Алексей не сдается. «Нет невыполнимых задач», — его любимая фраза. Ему очень некомфортно объявлять сбор средств среди своих подписчиков, но это вынужденная мера, чтобы спасти лосят и приблизить реализацию мечты о заповеднике. До 15 апреля ему необходимо установить три километра забора. Конечно, подписчики Отца Лосей и в этот раз чем смогут помогут ему и его подопечным, как до этого помогали с забором, ветками, лекарствами и много чем еще, потому что один в поле не воин, даже такой сильный, как он. Но в то же время хочется надеяться, что найдется программа финансирования или грант из государственного или частного фонда, которые помогли бы частному заповеднику Алексей Седого превратиться из мечты в реальность.




Среда, 16 Июнь 2021 г.
Просмотров: 417

Читайте так же

Улицы - это неотъемлемая часть любого города. Мы ходим по ним каждый день, но зачастую не замечаем, чем они отличаются, ...
95
Племя индейцев пираха уже не раз ставило ученых в тупик. Язык этого племени, единственный живой из семьи муранских языко...
171
Марк Шепард - американский фермер, основоположник восстановительного земледелия. Одного из направлений в пермакультуре. ...
101
Эта украинская бабушка уже прославила себя на весь мир: в своё 61 год она выглядит максимум на 35!И хотя сама Светлана г...
210