Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Волшебный Геленджик


Есть путь возвращения, к первоистокам,

к священным местам и заветным дорогам,

тут суть бытия сохранялась веками,

тут чистые помыслы нам помогали…

Двенадцатая глава книги «Мидгардтха» drive.google.com

  Холодные воды водопада мгновенно собрали все внимание Яна в теле и восприятии окружающей действительности. Древние скалы и первозданный величественный лес воспринялись ему подобно средневековому храму, затерявшемуся тут во времени. Мужчина ощущал себя здесь последним служителем культа живой природы. Он положил свое обнаженное тело на плоскую замшелую каменную плиту, плотно прижавшись к ней животом, широко распластав по сторонам руки. Хотелось обнять таким образом всю землю, как мать, прижать ее всю к себе, проявив к ней всю свою сыновью привязанность и любовь. Сознание расширялась до тех пор, пока он не охватил им всю планету, крепко и бережно прижав ее к своей груди. Ян ясно ощутил, как она, планета, на мгновение замерла, исполненная чувством радости и любви. Затем Ян быстро оделся и побежал к своему костру греться, где вновь погрузился в воспоминания. 

  Защитив диплом экономического факультета, Ян вдруг остро ощутил на себе сконцентрированное внимание общества. На время студенческой жизни он был оставлен в покое, мол, пусть учится, потом посмотрим, что из этого выйдет. Но теперь оно, общество, в лице его родителей, родственников, знакомых и друзей пристально наблюдало за ним: что же он сейчас будет делать? Напрасно ли были вложены деньги ради обучения в элитном и дорогом университете, или все-таки из него получится человек?! 

  Отец Яна к тому времени давно оставил геологию и занимался предпринимательской деятельностью. Будучи успешным бизнесменом, он надеялся, что сын займется с ним общим делом, которое быстро шло в гору. Молодой человек же наотрез отказывался, утверждая, что у него масса своих перспективных идей, и в них он намерен реализоваться. Изображая бурную деятельность, он судорожно искал способ потеряться в социальном лесу, не отдав себя ничему, кроме своей мечты. Мечтал Ян, конечно, о жизни в живом раю, полном красоты, изобилия и чреды бесконечных озарений. 

  Мир тогда предельно активизировался в попытках поймать его в свои сети, расставляя всюду ловушки. Ян же, как волк, уходящий умело от облавы, заметал следы, устремляясь исключительно к своей мечте.

  В то время Ян купил дом с садом вдали от села, прямо на краю Цыповского заповедника - место необычайной силы! Он часто жил в этом заповеднике в бытность своей университетской жизни. Это было чудесное пространство с живописными скалами у величественной реки Днестр, пропитанное духом древности. Многочисленные пещеры и водопады его манили всякий раз, когда хотелось потеряться на недельку, а порой и на месяцок из городской суеты. 

  Тогда Ян честно пытался себя уговорить заняться бизнесом, как это было принято в его семье, и войти основательно в социальное пространство, в котором они жили. 

  Парень продумал детальный образ своего подворья, из которого собирался устроить этно-экологический туристический бизнес. По совместительству он должен был стать, по его задумкам, неформальным культурным центром, развивающим идею о Родовых поместьях Молдовы. Главной же его мечтой и целью, конечно же, было создание своего родового поместья, о котором он уже много лет грезил во снах и наяву. 

  И вот дом был куплен, концепция продумана. Ян решил, что настало время привезти своих родителей на презентацию его проекта, что он и сделал. Ян со своими родителями погуляли в округе, по заповеднику. Он сводил их к водопадам, показал чудесные пейзажи, рассказывая о своих планах. Отец советовал ему открыть тут дегустационный зал элитных вин, ресторан молдавской кухни, давал дельные рекомендации о выкупе прилегающих территорий и некогда заброшенных строений неподалёку от нового дома Яна. Он же с энтузиазмом поддерживал и развивал идеи отца.  Мать просто прониклась потрясающей красотой заповедника. Они долго гуляли по заповеднику, и сын рассказывал родителям о том, какое это энергетически сильное место; о том, что паломники едут сюда со всего мира; о том, что таких мест на земле крайне мало и что его задумка очень перспективна. Возвращались они в Кишинев уже затемно, удовлетворенные вполне: родители - тем, что сын все-таки занялся делом, а Ян в свою очередь - тем, что мастерски снял с себя их напряженное внимание. 

  С этого момента на вопрос «чем займёшься после университета?» Ян бодро объявлял всем вопрошающим, что уже занялся туристическим бизнесом, родители и все родственники всегда это могли подтвердить. С тех пор окружающее общество успокоилось и перестало проявлять чрезмерное любопытство к жизни парня, что для него было крайне важно. 

  Тем летом Ян нанял людей из ближайшего села делать в его доме ремонт: снимать старую штукатурку, перестраивать внутренние стенки, перекладывать печь-лежанку, менять все окна и двери, строить новую веранду и большой погреб. Молодого человека сильно удручало общение с местными жителями. Оно казалось ему узким и скучным, нагоняющим унынье. Потому Ян подолгу уходил гулять в бесконечно любимый им заповедник, в котором знал каждую тропинку. 

  А вечерами парень пытался заставить себя вернуться в свой новый дом. Пытался полюбить его. Переночевал он в нем всего несколько ночей. Несмотря на полную переделку, запах деревенской хаты нагонял на него тоску. Эти ночи казались ему невероятно нелепым времяпрепровождением. Они не шли ни в какое сравнение с летними ночами у древних скал, где под глубоким звёздным небом у костра воздух всегда был наполнен запахами цветущего чабреца, а тишину ночи нарушали чарующие крики птиц. И однажды он решил, что пока не закончилось лето, больше не станет мучить себя попытками примириться с домом, а уйдет туда, где все вдохновляло, где расцветала душа. 

  Ян облюбовал себе небольшую пещеру, прямо над большим водопадом, куда никогда не добираются туристы. В ущелье, меж двух скал, природа сформировала небольшую ровную поляну, посередине которой текла речка, обрывающаяся водопадом метров пятнадцати. С другой стороны поляны, чуть выше по течению реки, был еще один, чуть поменьше водопад метров пяти. В этом месте Ян нашел все, что было необходимо для его спокойной и счастливой жизни. А главное - здесь совсем не было людей, они тогда его совсем не интересовали, так как предстояло глубоко погрузиться в свои размышления о грядущем. В его пещере было два яруса. В верхнем ярусе Ян организовал спальню. 

  Сначала он окурил всю пещеру густым дымом зажженной травы, прогоняя всех насекомых, а после вымел из нее буквально весь сор. Затем Ян высыпал на пол два мешка золотистой соломы, положил сверху большой геологический спальник, а на выступах пещеры расставил множество свечей и благовоний, книги и прочую утварь. Чуть ниже, в части пещеры с высоким потолком, в которой можно было стоять во весь рост, он организовал кухню: сделал из плоских камней стол, из бревен соорудил удобное кресло с мягким седалищем, выложил очаг. 

  Из пещеры открывался вид на большой водопад и на живописные скалы вдали. Здесь Ян прожил все лето, изредка выезжая в город по мелким делам и в село для оплаты труда людям, готовящим инфраструктуру его бизнес-проекта. 

  Всё оставшееся время он проводил в одиночестве. Ночами гулял по скалам, вслушивался в звуки природы, всматривался в ее чарующие образы, созерцая свои чувства, выстраивая в мыслях идею создания экопоселения. Иного пути он для себя совсем не видел. 

  Периодически Ян пересекался с небольшим народом, который обитал в заповеднике с ранней весны до поздней осени. Это были люди из разных городов, которых объединяла любовь к этому месту: художники, музыканты, мистики и романтики и прочая неформальная публика. Они боготворили это место силы, которое воспринимали, как свой храм или церковь, а себя в ней, как пылких служителей культа радости, живущих в гармонии с природой. По духу эти люди были очень близки Яну. Но он понимал, что не проживет тут всю жизнь, потому что это место общественное, туристическое, государственный заповедник, не предназначенное для рождения детей. Ян пытался вдохновить этих парней и девчат на создание поселения, состоящего из родовых поместий, в котором все будет только наше. Но эти люди предпочитали ничего не делать, плывя безвольно по течению. 

  Наступала осень. Дом его достроился, но от этого Яну совсем не становилось радостней. Мысль о том, что он встретит новую весну в городе, без ясного понимания своего пути, не давала Яну покоя. Он отчаянно пытался заглянуть в будущее, пытаясь разглядеть, куда же дальше двигаться по жизни? И везде он видел только тупики. 

  Однажды Ян вспомнил, что в книге «Звенящие кедры России» была информация о том, что в Геленджике осенью этого года будет проходить конференция тех, кто устремлен к мечте жить в родовом поместье. 

  Сначала информация показалась «так себе»…  Юноша говорил мысленно с собой: "Ну что там?.. Какая-то конференция… И зачем она тебе? Ну, увижу близких по духу людей со всего света. И что мне это даст? Они же все не из моего региона. Интересно, но не более того." 

  Потом он вспомнил, что Анастасия, героиня этих книг, рассказывала о загадочных сооружениях древности, дольменах, которые в большом количестве были сконцентрированы в месте, где будет проходить конференция. Но тогда Ян считал себя невосприимчивым к таким вещам. "Да, есть там дольмены. Ну и что? Да, увижу их, но вряд ли что-то прочувствую и тем более осознаю, а увидеть я могу их и на фотографиях. Тогда следующий вопрос: а какая альтернатива? Просто вернуться в город или жить в своем новом доме, доказывая себе и окружающим, что во мне спит выдающийся предприниматель? Нет – точно не это! А раз, нет – то по логике здравого смысла: любое дело лучше бездействия!"

  Ян поднялся на гору и набрал номер, который был указан в книге - номер Ларионовой Валентины Терентьевны, главного организатора дольменных туров Геленджика и со-организатора конференции. Голос в трубке раздался необычайно богатый, наполненный разнообразными чувствами. Это его сильно подкупило. Парень задал пару вопросов, положил трубку и уже был уверен, что надо ехать. 

  Чувство какой-то радости нарастало медленно, но неуклонно. Он не стал возвращаться к своей пещере, а побрел вверх по ущелью в сторону села. К вечеру он уже купил билет в Геленджик и был уверен, что это начало чего-то грандиозного. Перед отъездом Ян еще раз вернулся в заповедник, свернул свой лагерь, заскочил буквально на минутку в свой дом, рассчитался с подрядчиками за все выполненные работы и уехал на Кавказ, где он никогда еще прежде не был. 

  Кавказ сразу очаровал своей субтропической растительностью. Кипарисы, инжир, хурма, гранат, всевозможные лианы, в обилии произрастающие в саду частной гостиницы, в которой он остановился, ввели его в состояние всепроникающего счастья и вселили твердую уверенность, что он именно там, где должен быть. Яна поселили в номере на втором этаже с балконом, с которого было видно море. 

  Парень старался не расплескать вырывавшееся наружу чувства восторга, всячески уговаривая себя успокоиться. Разложив вещи по местам, переодевшись в свежее, он спустился во двор, который служил местом общего пространства и столовой, где жители остальных номеров гостиницы дружно общались друг с другом. Как оказалось, все они тоже приехали на конференцию, несмотря на то, что до ее начала оставалось больше недели. Как только Ян спустился во двор, внимание собравшихся переключилось на новенького. Люди обратились к нему с просьбой рассказать о себе. Он поздоровался со всеми и сказал, что спешит успеть обняться с морем, поскольку вечереет, но по возвращению с удовольствием со всеми познакомится. 

  Его восхищало тут все: и аккуратные улицы с аллеями великолепных южных деревьев, и набережная Геленджика с ее пицундскими соснами, и горная гряда, которая бережно окаймляет город целиком.  Купаясь в тёплом южном море, молодой человек с чувством переполняющей благодарности обращался ко всему сущему: "За что же мне это все?!"

  Вернувшись в гостиницу затемно, Ян обнаружил, что народу стало еще больше. Все что-то бурно обсуждали. Настроение царило, как в пионерском лагере, бодрое, открытое, веселое. Новый человек сразу оказался в центре общей беседы, где выяснилось, что люди приехали на конференцию из разных регионов России, Белоруссии и Украины. 

  Приехали заранее для того, чтобы успеть побывать у дольменов и посетить школу Щетинина до начала конференции. Достаточно молодой, но уже полностью седовласый академик Юрий сообщил, что у него есть знакомая проводница, которая знает дорогу ко многим дольменам в округе и представил ее мне. Ян сразу отметил про себя, что эта женщина своим обликом ассоциируется у него с образом сказочной Бабы-яги в молодости. Марии было около сорока, она была полна сил и здоровья. Она рассказала, что уже не раз бывала здесь и хорошо знает здешние места. Юрий сообщил, что у него есть выходы на руководство Школы академика Щетинина и в планах – посещение школы в ближайшие дни. Ян сказал им, что ему их послали, вероятно, ангелы, и потому он будет следовать всюду с ними.

  Вечер был необычайно тёплый, люди были открыты друг другу. Ян познакомился с девушкой Соней. Она приехала из Минска со своей мамой и сестрой. Соня Яну сразу понравилась. Она была умная, высокая, стройная, красивая девушка с очень мягкими, почти воздушными манерами, которые проявлялись в её жестах, словах, походке. Эта девушка показалась Яну самой неприступной из всех присутствующих, хотя и вполне приветливой. Соня молчаливо смотрела на все происходящее своими большими серо-голубыми глазами, светящимися спокойной глубиной чувств - тонкого сплава скромности и власти. Рассмотрев ее хорошенько, Ян переключил свое вниманием на ее маму и сестру и завел с ними разговор. Спустя десять минут увлеченной беседы к ним присоединилась и Соня. 

  Беседа оказалась по-настоящему интересной. Сначала Соня была напряженной, потому что парень, по ее мнению, нарушил пространство ее семьи. Но через несколько минут девушка все же заулыбалась, и молодой человек с чувством выполненного долга удалился спать, перевыполнив все мыслимые нормы дневных впечатлений. Засыпал он, улетая в самые светлые области своего сознания. Улыбку снять с лица Яну тем вечером так и не удалось.

  Нет. Это был не сон. Только на рассвете Ян осознал, что это было что-то другое. Тело уснуло, а он всю ночь летал по округе, восхищаясь всем происходящим. Проснувшись, полный сил и светлых чувств, Ян созерцал начало чудесного дня. В тропическом саду пели птицы, вдали сверкало море, а он опять спрашивал себя: "За что мне это все?!"  

  Спустившись в общий двор гостиницы, Ян встретился с Соней и, не дав ей опомниться, увлек к морю. Там они встретили рассвет, купаясь в утреннем море, забыв про всех, делясь своими секретами и мечтами. Вернувшись в гостиницу, они расстались. 

  Народ уже собирался к дольменам, и вскоре дружной компанией, человек десять, ехали по живописной горной дороге. В автобусе Соня демонстративно изображала независимость. Она увлеченно общалась с сестрой и мамой, показывая, что здесь проходит их семейная граница и Яну предстоит научиться ее уважать. От такого поворота на мгновение подступило чувство детской досады, в которое Ян совсем не намерен был углубляться, и оттого его внимание сразу же переключилось на созерцание красот окружающих гор. Поток мыслей и чувств вскоре восстановился, отбросив романтизм и все, что с ним связанно. 

  Автобус остановился у горной дороги, по которой им предстояло пройти порядка трех километров пешком. Веселой шумной толпой их компания двинулась к дольменам во главе с Марией. Она бодро шла впереди, задавая общий ритм ходьбы, что-то объясняя группе и рассказывая истории, которые происходили с ней в этих местах ранее. Ян не слушал ее, а любовался горами, идя заключающим общей группы. Отделившись от мамы и сестры, к нему подошла Соня и попыталась о чем-то заговорить, но Яну хотелось оставаться в своем потоке внутренних ощущений, которые до краев заполняли его сознание в предвкушении новых открытий. Молодой человек старался быть с девушкой приветливым, но внутренне сохранял тишину и отрешенность.

  Первый дольмен стоял прямо в селе у горной реки. У него группа провела около часа. Ян представлял то далекое время, когда его возводили. Проникался чувствами в мироощущения людей глубокой древности, воздвигнувших дольмен и особенно тех, кто ушел в него, решившись на столь величественный подвиг. Ян был уверен, что понимает их. Он был переполнен чувством глубочайшего уважения и благодарности к ним. Мария, проводник группы, непрерывно объясняла всем, что им следует делать, о чем думать и какой частью тела прислоняться к дольмену. Но, когда она попыталась переключить свое внимание на Яна, чтобы дать указания, он тут же пресек ее попытку. 

  Парень пристально посмотрел ей в глаза, после чего у Марии больше не возникали подобные желания. Потом их группа стала подниматься высоко в горы. Спустя полтора часа, они оказались у трех полуразрушенных дольменов, где провели последующие несколько часов. 

  К вечеру Юрий объявил, что пора в обратную дорогу, чтобы успеть на последний автобус до Геленджика. Спускался Ян почти летящей походкой, переполненный каких-то свежих сил. С Соней они так ни разу и не встретились взглядами, Ян всячески этого избегал. 

  Чувствуя нарастающее напряжение с ее стороны, Ян намеренно оттягивал кульминационный момент, не обращая на девушку никакого внимания, как и положено по законам этого жанра.  Он специально шел быстро, чтобы никто не мог разоблачить его игру раньше срока. 

  Где-то в середине пути случилось что-то странное, ужаснувшее всех, что называется, до мозга костей. Мария, ни с того ни с сего с оглушительным криком - АААА!!! , вдруг побежала в сторону от тропы вниз по горе. Народ, который еще секунду назад шумно общался и веселился, онемел от всего произошедшего.  Ян повернулся и увидел комичную картину: онемевшие от удивления взрослые люди, как растерянные дети, молча, переглядывались в недоумении.   

  Потом кто-то сказал: "Пойдемте, посмотрим что случилось с Марией". Они стали спускаться по склону горы и метров в четырёхстах от тропы увидели леденящую душу картину: под единственным в округе огромным сухим деревом лежал труп женщины. Осунувшееся, безжизненное тело экскурсовода лежало без всяких признаков жизни. Испуганные люди медленно подходили к ней. У Яна в воображении пролетели картинки многочисленных отрядов милиции. Виделось, как их всех закрывают в СИЗО «до выяснения обстоятельств». В этот момент Ян уже мысленно смирялся с тем, что о конференции следует забыть. Но, подойдя к женщине вплотную, он заметил, что тело Марии чуть шевельнулось. Она слегка приоткрыла глаза. "Жива!" - вдруг проронил кто-то у него за спиной. 

  Мария слегка повернула голову и еле слышно сказала, что ей срочно нужна помощь. Сам не понимая от чего, Ян оставался полностью беспристрастным к происходящему, отметив для себя с облегчением, что с местной милицией не придётся знакомиться. 

  Люди успокоились немного, и кто-то заметил, что дерево, под которым лежала женщина - сухое. И тогда они решили перенести Марию под живое дерево. Кто-то заметил, что это должно ей помочь. 

  Минут через пятнадцать она стала приходить в себя и уже не казалась трупом, а выглядела, как очень больной, но всё-таки живой человек. Женщина приподнялась и присела, сказав, что объяснит все позже, а сейчас ей нужна энергия. Она обратилась к Яну, спросив, не согласится ли он поделиться с ней своей энергией. Мария пояснила, что у Яна ее очень много, что это точно никак ему не навредит, а ей очень поможет. Ян не понимал, что означает «дать ей энергию». Но чем бы это ни было, если ничего неприличного не предполагается, то - пожалуйста. "Делай, что считаешь нужным, если тебе это поможет," - сказал Ян ей. 

  Мария встала, шатающейся походкой подошла к парню, обошла со спины и очень нежно обняла за плечи. Медленно сползая по спине к ногам, она в итоге всем телом страстно прильнула к его стопам сзади. Парня это слегка смутило, но после всего произошедшего прежде он оставался вполне терпимым к странностям происходящего. 

  Ян совершенно отчетливо ощущал, что у него очень быстро происходит отток сил. Как только почувствовал, что подступило легкое чувство тошноты и началось головокружение, он тут же отстранился от Марии. Его тело точно знало, сколько готово отдать. Посмотрев на женщину, Ян увидел, что она полностью восстановилась, появился румянец на лице. 

  Она улыбалась, сияя своими тёмно-карими светящимися газами, полными благодарности и доброты. По-девичьи прыгнула ему на шею, расцеловала в обе щеки и убежала необыкновенно легкой, прыгучей походкой. 

  Яну же необходимо было восстановиться и побыть одному в лесу минут пятнадцать. Поэтому он попросил оставшихся людей подождать его на тропе. А сам, оставшись наедине с лесом, проделал комплекс дыхательных практик, полежал немного под огромным буком и наполнился свежими силами. Было ощущение, будто ему спустили старую, гнилую кровь и вместо нее закачали чистый, живительный берёзовый сок. 

  При возвращении на тропу, еще в лесу, Яна встретила Соня. Он отметил, что она совсем перестала играть в неприступность, опять была полностью открыта душою, как утром на море. К тому же в ней Ян увидел новое состояние, какой-то преданности и покорности. Он молча взял ее за руку, и они вернулись к остальной группе.

  Мария объясняла всем, что в прошлых жизнях была темной ведьмой и совершила тут злодеяния, за что и получила сейчас от чего-то невидимого удар возмездия. Ян отнес ее объяснения к бабьим фантазиям, до которых ему не было никакого дела. 

  Он тайно ликовал своим триумфом и наслаждался послушным отныне вниманием Сони, которая более не выстраивала никаких границ между ними.

  Все последующие дни до конференции их группа ежедневно выезжала на экскурсии к разным дольменам и успела посетить школу академика Щетинина. 

  Наступил день конференции. Удивительное утро напоминало своим торжеством первое сентября. В центральный дом культуры Геленджика со всех сторон города стекался народ. 

  Тысячи единомышленников со всех концов света. Все празднично одеты, веселы и абсолютно открыты друг другу. Это было так необычно и вдохновляюще! А ведь ещё совсем недавно, находясь в своей пещере Цыповского заповедника, ему казалось, что он один такой в целом свете, мечтающий жить в природе и природой. Народ был одет в наряды, расшитые народной символикой и узорами. 

  Все буквально светились! Люди были аккуратны и предельно добры друг с другом. Дом культуры Геленджика с его окрестностями шумел, как улей в период роения.

  Депутат государственной думы Виктор Медиков, красивый, энергичный, приветливый человек, раздавал свои брошюры и охотно общался со всеми на разные темы. Простые, крепкие мужики из уральской глубинки, сияя добротой, призывали к объединению в ремесленнические артели. Академики и ученные делились своими научными изысканиями, раскрывающими социально-экономическую перспективу жизни людей в гармонии с природой. Барды наперебой пели песни о рассвете новой цивилизации. Всюду сновала детвора в национальных одеждах, а женщины водили хороводы, сияя природной красотой и прекрасным настроением! Докладчики делились своими проектами и программами. 

  Конференция длилась неделю. Это время вселило в Яна твердую уверенность, что народ массово пробуждается от оккультного сна, возвращается к своим корням, к природе. По возвращению домой у него уже не было вопросов, как двигаться дальше по своей жизни. Идеи переполняли его! Оставалось только разобраться, с какой из них он начнет свою общественную деятельность.

Автор: Валерий Катрук

Понедельник, 20 Сентябрь 2021 г.
Просмотров: 545

Читайте так же

Самые страшные и необычные мостыСтрашные и опасные мосты из видео:1.Небесный мост Лангкави, Малайзия2.Куандинский мост, ...
103
Психологи предлагают отличное упражнение (и диагностическое, и коррекционное) для повышения самооценки ребёнка, которым ...
90
Ecology.md поздравляет своих читателей с радостным праздником - Днем Отца! Быть хорошим отцом — самая ответственная и ну...
123
Житель Доминиканской Республики решил перенести пчел на себе. Он взял пчелиную королеву в кулак, а остальные насекомые о...
111