Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Как бизнесмен возродил заброшенную деревню, сделав ее процветающей

Проходил мимо на катере и влюбился. Сюда возвращаются люди, которые когда-то здесь жили, а еще помогают «заблудшим душам»

Когда-то Толстик под Соликамском был процветающей деревней с магазинами, училищем и школой. Здесь находилась часовня с деревянной скульптурой (сейчас эти фигуры представлены в экспозиции Пермской галереи), но в перестроечные годы селение пришло в упадок. А в 2009 году в деревне случайно оказался соликамский бизнесмен Олег Александров — он проплывал мимо на катере, и его привлекли красивые пейзажи. Когда он причалил и поднялся на верх крутого берега, то увидел заброшенную деревню. Из ближнего домика вышла бабушка. Бизнесмен спросил, можно ли снять здесь дом, чтобы любоваться видами на реку. «Да забирай мой, но за это деревню восстанови». И бизнесмен согласился.

Мы побывали в Толстике и увидели, во что превратилась заброшенная деревня за десять лет.

Здесь строили баржи

Согласно справкам, название «Толстик» упоминается еще в переписи Ивана Яхонтова в 1579 году. Именно эту дату принято считать годом возникновения деревни. Само слово «толстик», по мнению ученых, исследующих местные говоры, происходит от «толша», что означает «высокий крутой берег», и могло дойти до этих мест из Архангельской области.

Путь сюда неблизкий — от Соликамска нужно ехать на север, повернуть на Тюлькино, после чего переправиться на другой берег Камы на пароме. Еще минут 15–20 по дороге, и мы на месте.

До революции деревня была зажиточной — земское училище, часовня, торговые лавки, 97 дворов и более двухсот жителей. В советские годы здесь создали колхоз «Северный». После ликвидации сельсовета в 1960-е годы в деревне закрылись школа, клуб, медпункт, и деревня угасла. В 2000 году здесь жили всего шесть человек.

На месте нас встречает местная управляющая Анастасия Черноусова. Она работает в соликамской фирме «Катюша», генеральным директором которой является тот самый Олег Александров. Более десятка лет назад Анастасия вместе со своим руководителем взялась за восстановление деревни. По образованию Анастасия педагог, работала во Всероссийском детском центре «Орленок».

Толстик выглядит как современный поселок — здесь несколько кирпичных и деревянных коттеджей, которые сдают туристам, остались и старые деревенские домики.

— Сложно поверить, но, когда мы сюда приехали, здесь всё было заброшено, — рассказывает женщина. — Не было электричества, водопровода и дорог, стояли одни заброшенные дома. Здесь жили несколько стариков, которые приезжали сюда из Соликамска на летне-осенний сезон, чтобы посадить и собрать урожай. Среди них была та самая бабушка, которая хотела подарить дом Олегу Олеговичу.

В первую очередь команда Александрова восстановила заброшенный купеческий дом с заколоченными окнами и открыла в нём гостиницу.

— Дом принадлежал купцу Ивану Брагину, — говорит Анастасия. — Говорят, что здесь его рабочие строили баржи, а по весне спускали на воду. И еще когда-то в деревне был небольшой заводик по изготовлению посуды. В советские времена в купеческом доме располагалась школа.

За несколько лет Александров с командой постепенно выкупил участки и построил несколько коттеджей, на свои деньги провел линии электропередач, воду, отсыпал дорогу, расчистил лесные завалы вокруг деревни, занялся благоустройством территории и создал молочную ферму. Сейчас ее продукция продается в Соликамске и районе.

Хотели создать деревню XXI века

Мы ходим по деревне, заглядываем в гостиничные домики. Везде порядок и чистота.

— Они рассчитаны на отдых большой семьи или компании, — поясняет Анастасия. — Мы хотели создать деревню XXI века для постоянных жителей. Хотели, чтобы у каждого дома был свой владелец, который бы платил за проживание 15 тысяч в месяц, а сотрудники нашей фирмы ухаживали бы за этими домами, чистили снег, топили баньку.

В 2011 году «александровцы» нашли нескольких местных меценатов, которые захотели купить дома. Те заплатили по миллиону за коттедж, и началась стройка. Но, когда строители дошли до крыши, бизнесмены один за другим начали отказываться от покупки и попросили вернуть деньги обратно — кто-то сказал, что ему это неинтересно, кто-то просто передумал.

— За один дом Олегу Олеговичу пришлось расплатиться, продав машину. Тем не менее коттеджи построили, и мы решили использовать их как гостиничный комплекс, создав свой авторский проект «Экодеревня Толстик». И с тех пор я занимаюсь его развитием.

В 2015 году до Толстика построили дорогу. Об этом немало писали в СМИ. По данным издания ProPerm, опубликовавшего в 2018 году документы, связанные со строительством, дорога была построена на средства Дорожного фонда Пермского края в размере 38 293,49 тысячи рублей и из бюджета Соликамского района в размере 2015,45 тысячи рублей. Заказчиком выступило УСЖКХ Соликамского муниципального района.

— Были скандальные публикации про Александрова — якобы депутат к своему поместью выстроил дорогу, — делится Анастасия. — Но всё было по-другому. В 2014 году министр физической культуры, спорта и туризма Павел Лях курировал проект «Пермь Великая». По нему давали 70 процентов на финансирование туристических проектов. Мы приняли участие и защитили свой проект экодеревни, но Ляха посадили. В то же время к нам обратилась администрация Соликамского района, которая сказала, что можно поучаствовать в программе привлечения денежных средств на строительство дорог, но для этого нужно внести 250 тысяч. Большой надежды на победу не было, но директор внес эти деньги, и мы победили. В 2015 году нам построили эту дорогу длиной километр и 700 метров, она начинается от поворота.

Когда провели электричество, в деревню стали возвращаться люди, которые когда-то здесь жили.

Пока мы разговаривали с Анастасией, какой-то мужчина зашел в гостиницу и сдал ключи.

— Это наш постоянный гость из Москвы, — объясняет управляющая. — Во время коронавируса, когда российский туризм стал популярным, к нам стали наведываться москвичи и жители других городов. Они рассказали о нас своим друзьям, и к нам стали больше приезжать из других регионов. Приезжают в праздники и на юбилеи, ходят по грибы, а их здесь много, отдыхают у реки. Думали, что будем нанимать поваров, чтобы готовили гостям, но люди сами себе готовят.

«Мы тут как Макаренко»

В Толстике всего две улицы — Верхняя и Нижняя. У одного из домиков молодой человек косит траву. Анастасия восхищается постриженным газоном и интересуется у парня, почему не политы цветы. Оказалось, это один из рабочих, которые обслуживают гостиничный комплекс.

Анастасия говорит, что их сотрудники — люди со сложной судьбой, у некоторых нет жилья, у многих не сложилась личная история.

— Когда стали звать сюда работать людей, никто не отзывался, — говорит женщина. — Приглашали даже с семьями, говорили «Десять лет проживете, потом дом уйдет вам в собственность. А пока живите, платите только за электричество и газ». Но никто не приезжал. Тогда мы стали искать сами — устраивали публичные встречи, рассказывали о деревне, публиковали объявления, и на них стали откликаться люди, оставшиеся в силу разных причин без работы и жилья. У некоторых были потеряны документы, и мы помогали их восстановить.

По улице едет на велосипеде веселый мужчина.

— Это Саша. Маленький Мук, как я его в шутку называю, — говорит женщина. — Бывает, что летом он уезжает в город в поисках приключений, а на зиму возвращается. У него нет свидетельства о рождении. Есть и такие, кого буквально на помойках находили, кого жены выгоняют. Одного парня буквально вырвали из рук цыган, торговавших металлоломом. Поймали в момент, когда его чуть не продали в рабство. Олег Олегович приехал и забрал его.

Мимо нас проходит мужчина с собакой.

— Слава все время ходит в сапогах, но это же вредно, — участливо комментирует Анастасия. — Он был шахтером, но, когда работы не стало, запил, и его бросила жена. Работает у нас и не расстается со своим псом. Всегда вместе.

Анастасия рассказывает, как пыталась приучить Славу к кроссовкам, покупала ему разных размеров, но мужчину все не устраивало. Потом выяснилось, что он просто не привык к такой обуви.

— Каждого из них нужно проверять и даже немного воспитывать, — признается женщина. — Мы тут как Макаренко, который собирал беспризорных ребят, воспитывал и учил их работать. Но, может быть, я и не зря педагог.

Заглядываем за ограду одного из домиков на нашем пути. Мужчина косит триммером траву.

— Юре около 60 лет, — рассказывает о нем управляющая. — В 2014 году он и его жена Татьяна приехали с Украины. Мы построили им дом, помогли с визой и гражданством. Позже к ним присоединилась дочь с детьми.

К калитке подходит жена Юрия Татьяна.

— Мы жили в Мелитополе, — рассказывает женщина свою историю. — Муж работал в литейном цехе, я контролером, и какое-то время сидела дома — занималась детьми. Когда в 2014 году на Украине начались проблемы, наши родственники в Соликамске позвали нас к себе. Мы приехали. По образованию я бухгалтер, поэтому устроилась работать в магазин «Европейский» на кассу. Но было сложно быстро привыкнуть к русским деньгам, поэтому перешла работать в торговый зал. Потом мы увидели объявление в газете о работе в Толстике и откликнулись, переехали сюда. Через четыре года к нам присоединилась дочь Настя со своими детьми, а весной этого года приехала вторая дочь Алена со своими дочками.

Татьяна говорит, что в Мелитополе у нее остались 83-летняя мама и братья, которые не хотят оттуда уезжать, несмотря на уговоры.

— После того, как начались эти события, семья дочки первое время сидела в подвале, — продолжает Татьяна. — Многие уехали оттуда, кто куда — в Чехию, Польшу, Россию, Крым. Душа немного успокоилась, когда дети оказались рядом.

Вся семья теперь работает в хозяйстве Толстика. Татьяна с Настей — на молочной ферме, Алена — в гостинице.

— На Украине у нас тоже была корова, сепарировали творог, вся эта работа мне знакома, — добавляет женщина. — Было хозяйство, свинья, гуси. И здесь тоже брали куриц и гусей. В этом году, правда, никакую живность не завели.

Всего в Толстике работает 25 человек — скотники, доярки, администраторы, горничные. Здесь свои столяры, электрик, что упрощает содержание хозяйства.

Многие работают уже несколько лет. У сотрудников здесь жилье, зарплата и продукты. Кто-то из них живет в отдельных домах, а кто-то по 2–3 человека, как в общежитиях. Сотрудники получают примерно 23–27 тысяч рублей, часть из которых берут либо продуктами и одеждой, либо полностью забирают оклад деньгами.

— В деревне это неплохая сумма, — говорит Анастасия. — В городе на такие деньги не выжить.

«У Насти все хорошо»

Анастасия с увлечением рассказывает о ферме, которую здесь создал Олег Александров и его помощники из «Катюши», мы направляемся туда.

У входа видим необычную сцену — корову зафиксировали в приспособлении, похожем на беговую дорожку, и та изящно тянет заднюю ногу. Мастер держит копыто и срезает с него роговой слой специальным аппаратом.

— Это корова Настя, не волнуйтесь, у нее все хорошо, — объясняет управляющая. — Только что купили станок для подрезания копыт, вот испытываем.

Мастер Владимир специально приехал из соседнего Тюлькино, чтобы привести в порядок копыта буренкам. У него свое фермерское хозяйство, он животновод. Здесь его называют «мастер на все руки». Владимир объясняет, что со временем у коров образуется неровный роговой слой, и если его не подрезать вовремя, корова будет больше лежать, а не пастись. И это плохо отражается на ее здоровье.

На ферме — чисто, пахнет сеном. Начинали с двух коров, а сейчас их здесь 90. Большинство днем пасутся, поэтому в стойлах мы застали лишь молодняк и недавно отелившихся коров, которых нужно доить три раза в день, на пастбище их пока не выпускают. Сейчас это самое крупное молочное хозяйство в Соликамском районе.

В стойлах автоматическая подача воды для животных, она подается из местной скважины. На ферме также устроен молокопровод.

— Эта система стоит 3,5 миллиона рублей, 940 тысяч рублей нам выделил город по нашему проекту, — объясняет управляющая. — Доярки присоединяют доильный аппарат к каждой корове, молоко загружается, процесс оцифровывается. Потом молоко охлаждают до 4 градусов. Система тщательно промывается.

В соседнем помещении организован молочный цех. Здесь сепарируют молоко, готовят творог, сметану, которые продают в Соликамске и округе.

Для кормления животных кроме сена используют зерно, его привозят с соседнего поля, которое находится на пути в Толстик. Когда-то его использовали для сельскохозяйственных испытаний, но потом закрыли, и оно стало зарастать. Предприниматель Александров выкупил его, и теперь там выращивают пшеницу для скота.

Если посмотреть на спутниковую карту Толстика, видно, что поля рядом с ним распаханы. На 220 гектарах растут пшеница, овес и кормовые травы.

Здесь хранятся мощи Спиридона Тримифунтского

Недалеко от гостиницы стоит новенькая деревянная церковь. Ее построили в память о старой Петропавловской часовне, которую в советские годы разобрали на дрова.

До нее в Толстике стояла Георгиевская, которая была установлена здесь еще в 1731 году. Кстати, в экспозиции деревянной скульптуры в Пермской художественной галерее находится Распятие с предстоящими Богоматерью и Иоанном Богословом из снесенной толстиковской часовни.

— Мы построили новый храм примерно в 2017 году и посвятили его Спиридону Тримифунтскому, — рассказывает Анастасия. — Как-то наш директор ездил в ближайшую деревню, где жил отшельник. В то время в гостях у него был батюшка. Когда речь зашла о церкви Спиридона Тримифунтского, батюшка сказал, что у него есть большой крест с мощами этого святого. И он просто отдал их Олегу Олеговичу. Сейчас они хранятся в нашей церкви.

В Толстике говорят, что образ святого как-то видели в окне рядом с гостиницей.

— Олег Олегович ездил по деревням и собирал иконы — где-то ему их приносили сами, где-то покупал, где-то находил в заброшенных домах. Мы разместили их здесь, помог батюшка из села Городище. Все они намолены, есть редкие сюжеты XVIII века. А иконостас создал ильинский мастер.

Александров является одним из меценатов церкви Знамения в местном селе Городище. После строительства храма в Толстике служащий в Городище отец Константин стал приезжать и в новую церковь — она стала единственной на противоположной от Соликамского района стороне Камы. Батюшка приезжает по выходным и праздникам, совершает службы и крестит детей.

Когда мы выходили с пасеки, увидели, как какой-то человек садится в машину и едет к гостинице.

— А вот, собственно, и Олег Олегович, опять на пасеке пропадал, — комментирует управляющая.

После прогулки по берегу реки (туристам на заметку: там великолепные пейзажи с островами) возвращаемся в гостиницу. На кухне обедает мужчина в рабочей одежде.

— Что там, совсем заросло на берегу? — спрашивает нас.

Отвечаем, что тропинка не заросла и по ней можно спокойно спуститься к реке.

Анастасия представляет нас друг другу. Оказывается, это и есть Олег Александров.

Расспрашиваем бизнесмена об его истории.

— Родом я из Тверской области, приехал сюда после техникума по комсомольской путевке на стройку, это был 1985 год, да так и остался. После стройки работал инструктором по плаванию, потом администратором и директором Соликамского бассейна. Занялся бизнесом. Сейчас, когда в Толстике стали развивать хозяйство, пригодилось мое образование — заканчивал сельскохозяйственный, я техник-механик.

На сайте Пермского фонда развития предпринимательства узнаем более подробную информацию об Олеге Александрове. Он начинал бизнес в 1994 году с торговли конфетами в небольшом помещении общежития «Мечта» в микрорайоне Клестовка города Соликамска. Бизнес стал приносить доходы, что позволило Олег Александрову создать собственное хлебобулочное производство, а потом открыть и магазины.


Читайте так же

Пожалуй, самым живописным местом Южного берега Крыма является Алуштинская долина, окруженная с трех сторон красивейшими ...
132
— А мне Толик сказал, что я мерзко рисую и что моими рисунками надо топить печку, — плачет Ванька, девятилетний сын моей...
127
Применение конопли в строительстве – древняя технология, утерянная почти 1500 лет назад и возрожденная благодаря историч...
191