Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Семья ремесленников создаёт в деревне вещи, удивляющие людей (+Фото)

Семья Добровольских решила, что не боги горшки обжигают: стала зарабатывать на жизнь керамикой, а крутую свадьбу с лазерным шоу и живым роком устроила в глухой деревне. Тихое уединение на юге страны молодожены предпочли столичной суете. В гости к ремесленникам заглянула «Страна открытий» — проект, который мы создаем вместе с velcom, рассказывает о людях, занимающихся любимым делом в белорусской глубинке. История молодой семьи — пример тем, кто мечтает убежать из бетонных норок и найти дом своей мечты на берегу Днепра, чтобы счастливо жить и творить без распорядка и начальников. 

 

Молочные реки, кефирные берега 

Навигатор заставил нас изрядно поплутать по окраине Речицы, пока мы искали нужный дом. Сюда мы едем, чтобы посмотреть временную гончарную мастерскую супругов, которые живут у бабушки и дедушки Сергея, пока в их собственном деревенском доме идет ремонт. В небольшом помещении есть все, что нужно для работы: гончарный круг, пара столов, стеллаж для сушки и хранения готовых изделий. Наше внимание сразу привлекают полки с тарелками, мисками, кружками, чайниками, кувшинами… Двух одинаковых вещей не найти. 

 

— Мы потому и называемся «творчая майстэрня «Жывое», поскольку заранее дизайн не разрабатываем. Просто беру кусок глины, а дальше руки сами делают. Вот чайник: крутил его на круге, когда снимал — с одной стороны погнул. Что делать? Погнул еще с двух сторон — вышло оригинально, — Сергей показывает готовую утварь. — Делать на поток не хочется, лучше, когда есть полет фантазии. 

 

Реализовывать игру воображения помогает мешок с «приданым» — полотенцами, кофтами, просто кусками ткани. Берешь, скажем, салфетку с вышивкой крестиком, прикладываешь с силой к полусухой глиняной тарелке — получается красивый оттиск узора. А если воспользоваться старой ажурной вязки кофточкой, то поверхность покроется мелкой клеточкой. 

 

Перед нами лежит тарелка, на которой «растут» колоски — «расписывать» посуду можно и таким способом, делая отпечатки растений. 

 

— Не бойся, после двух обжигов она довольно прочная. Хочешь, проверим? — Сергей берет маленький молоточек и без особой осторожности стучит по посудине. Та остается целой и невредимой. 

 

Настя берет с полки абажур для лампы. Изящный глиняный конус полностью ажурный и оттого кажется особенно хрупким. Хозяйка вспоминает: «Однажды на ярмарке он упал у меня из рук прямо на асфальт, но не разбился». 

 

Пока мы рассматриваем работы, мастера открывают нам еще несколько гончарных секретов. Например, чтобы добиться игры цвета без красок и глазури, после первого обжига изделие можно окунуть в молоко. Чем оно жирнее, тем более насыщенным будет оттенок. Кефир и вовсе придает посуде черноту. 

— Молоко проникает в поры, а при повторном обжиге сворачивается и темнеет, — поясняет Сергей, зачищая кусочком наждака «клетчатую» тарелку. — Смотрите, слегка отшлифовал — и сразу выглядит по-другому. Вообще, чем больше операций пройдет посуда, тем приятнее ее потом брать в руки. Я довольно долго вожусь с каждой вещью, поэтому и цены у нас, возможно, в среднем выше, чем у других гончаров. 

 

Люди, когда заходят в мастерскую, едва могут сдержать удивление. Берут в руки смартфоны и фотографируют, чтобы поделиться глиняными открытиями с друзьями. 

 

— Никаких проблем, нам не жалко, — улыбаются гончары. — Пару месяцев назад velcom в нашем районе обновил 3G-сеть, интернет мобильный ускорился, так что делиться впечатлениями можно и в городе, и в деревне, где мы ремонтируем дом. Недавно покупатель один не знал, что выбрать, так отправил жене с десяток фотографий. А она ему в ответ: «Бери всё!» 

 

Основные места продаж — это ярмарки. На пивном фестивале в Лиде у гончаров за шесть часов раскупили всё. Отдают свою продукцию также в магазины и галереи искусств. 

 

— Наши изделия продают в речицком магазине центра ремесел и в частном магазине в Гродно. Нас все отправляют в минскую галерею «Славутыя майстры», но пока туда не добрались: как только появляется объем продукции, тут же куда-то расходится, — рассказывают ребята. — Есть индивидуальные заказы. Вот для эксперимента сделали масленку, оказалось, в ней масло совсем по-другому хранится, не желтеет. Теперь делаем их на заказ. Что касается цен, то они не кусаются: кружки стоят от 6 до 10 рублей, масленка обойдется в 20, а чайник, из-за своей сложности, потянет на 35. 

 

Гончарный круг с движком из стиральной машины 

— С глиной я неплохо работаю, но мне больше импонирует дерево, — признается Настя. — Если смотреть на образование, то оно у меня совершенно не по профилю - я товаровед. 

 

А вот Сергей — классический самоучка. После окончания школы с архитектурно-художественным уклоном занимался творчеством. Самостоятельно изучал технологии гончарного дела, попробовал изготавливать, обжигать. А в прошлом году все лето проработал помощником у одного гончара. 

— Всему учился постепенно. Когда-то даже в рекламе поработал. Стоял за верстаком, вырезал и клеил огромные буквы, через какое-то время стал дизайнером «наружки»,— рассказывает Сергей. 

 

В начале года супруги зарегистрировались как ремесленники. И воспользовались госпрограммой поддержки самозанятости: написали жизнеспособный бизнес-план — получили субсидию. 

 

— На эти деньги купили токарный и шлифовальный станки и электролобзик для деревообработки. По минимуму приобрели приспособления для работы с глиной — дрель, шуруповерт, миксер, — рассказывает Сергей. 

 

А вот гончарный круг он сделал сам: на японский, который стоит около 1400 рублей, денег не было. 

— Пришлось выкручиваться: тут попросил, там позаимствовал. Знакомый токарь выточил круг. Двигатель я использовал от стиральной машины. Очень экономично: делаешь горшок, а электроэнергии уходит немного, как будто белье стираешь, — поясняет мастер. — А ведь сначала все делали руками — это было раз в пять дольше. 

 

Сергей заводит круг, чтобы продемонстрировать процесс создания керамической посуды. Самодельным инструментом — изогнутой в форме подковы металлической пластинкой с натянутой между двумя краями струной — отрезает кусок глины. Он, как говорят опытные гончары, для комфортной работы должен быть размером с кулак. Шустро шлепает глину в центр крутящегося металлического диска и после серии манипуляций, каждую из которых комментирует для нас, дилетантов, снимает специальной лопаткой аккуратный ровненький кувшин. 

 

Семья ремесленников создает в деревне вещи, удивляющие людей, изображение №8 

Впрочем, далеко не все вещи можно сделать с помощью гончарного круга. Тарелки, солонки, те же прямоугольной формы масленки — все это делается исключительно руками. На каждом изделии — фирменное клеймо, две слитые вместе буквы «Н» — Настя и Никитич (так с детства называют Сергея друзья). 

 

Супруги планируют, что в будущем их бизнес станет многопрофильным. Уже сейчас Настя пробует себя в мыловарении. Адепт «зеленого» образа жизни, для бытовых нужд она не использует никакой магазинной химии, только мыло собственного производства. Стоит недешево — 6,5 рублей за 100 грамм туалетного, и 5,5 за столько же хозяйственного. 

 

Семья ремесленников создает в деревне вещи, удивляющие людей, изображение №9 

— Белое — с содой и кокосовым маслом, для стирки, коричневое — для мытья посуды, с горчицей. А это туалетное — с крапивой, голубой глиной, корицей, льняным семенем, — Настя выставляет на стол несколько картонных коробок с разноцветными брикетами. — Пока варю, в основном, для себя, оттачиваю мастерство, хотя друзья и знакомые часто просят сделать и для них. 

 

Хата с краю 

Из Минска Сергей и Настя уехали не так давно. Но в решении поменять столицу на деревню абсолютно уверены. 

 

— Город надоел: выходишь из подъезда — собачий помет, машины припаркованы на тротуарах, на остановке — постоянный поток транспорта. На работе приходится плясать под чужую дудку, выполнять чьи-то планы, убеждать клиентов, чтобы заказали что подороже. А домой приходишь — опустошение. Тяжело было с этим уживаться и постоянно хотелось все поменять. И тут мне встретилась Настя — единомышленник, — рассказывает Сергей. 

 

— Я вообще интроверт, — подключается Настя. — Людей, конечно, люблю, но, когда остаюсь одна, мне очень спокойно. В деревне можно ограничить поток людей — это один из плюсов. К тому же, когда мы жили в Минске, тратили по 1200 рублей на человека, а в деревне на двоих уходит 400 в месяц. В большом городе деньги быстро исчезают: платишь за квартиру, проезд, продукты покупаешь, много уходит на развлечения. Когда ждешь гостей, нужно что-то купить, а тут не нужно что-то сложное готовить, теплая картошка из печи – самый смак, – рассказывает Настя . 

 

Так мечта жить в сельской местности стала общей. Ребята бросили работу в столице и переехали к родственникам Сергея в Речицу, параллельно подыскивали отдельный дом. Место нашлось довольно скоро — в деревне Казимировка Лоевского района, на берегу Днепра. Там нет ни магазина, ни садика или школы. Зато места красивые. 

 

40 километров — и мы на месте. Небольшой аккуратный домик почти в самом конце деревни, парочка хозяйственных построек, колодец. И самое главное, с участка открывается роскошная панорама Днепра. Сергей с гордостью проводит экскурсию по своему «имению»: 

 

Семья ремесленников создает в деревне вещи, удивляющие людей, изображение №10 

— Видите, окна в доме новые? Сам сделал! Хотел заказать — говорят 1200 рублей и не раньше, чем через два месяца. Что же я буду их перед Новым годом ставить? Нашел в Речице человека, у которого есть станки, вместе быстро сделали три окна. Это временное жилье, а соберем денег — построим настоящий большой дом. Здесь будет сад, пока вот только несколько грядок. 

 

Для Сергея и Насти этот год оказался богатым на события: нынче они не только получили статус ремесленников и исполнили давнее желание купить домик в деревне, но и сыграли свадьбу. Здесь, в Казимировке. 

 

— Свадьба была знатная — много народу, музыка, световое шоу. Я даже не знаю, сколько было человек — кто-то постоянно приезжал, уезжал. Вы не думайте, что мы тут все чинно ходили в костюмах — нет, мы все время делали что-нибудь интересное. Местные жители приходили посмотреть, — вспоминает Сергей. — Но помимо веселья, есть работа. Всегда есть, чем заняться. Я пока иду на другой конец огорода, чтобы, к примеру, ветки на дереве обрезать, по пути еще пять дел нахожу. И так с утра до вечера. Но жить там, где хочешь, и работать на себя — величайшее счастье.


ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ
Суббота, 15 Июнь 2024 г. 12:00
Просмотров: 704

Читайте так же

Вячеслав Горелов, многодетный отец и педагог, создал «Школу фермеров» для детей-сирот. «Почему я хочу начать со статистк...
252
Эпизод, попавший в кадр, не мог бы себе вообразить ни зоолог, ни опытный охотник.Фарт в ремесле фотографа-анималиста — е...
183
Природное расстройство - это идея, что люди, особенно дети, являются меньше времени проводить на открытом воздухе и вери...
208
Очень важная информация! Предупредите всех! Уверены, что вы хоть раз в жизни замечали наклейки на бананах. Но Вы когд...
119197