Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Университет

Страна застыла, как студень, брат ополчился на брата, мы укрощали стихию одною силою мата, и мир катился в терновник с неугасимой инерцией, а мы хранили любовь в неугасающем сердце …

Вторая глава книги «Мидгардтха» drive.google.com

  Шумные 90-е только отгремели ярким фейерверком событий. Столичная жизнь понемногу становилась консервативной. Правовые отношения неумолимо вытесняли уличные законы. Ян взрослел и всей кожей чувствовал, что его жиганская жизнь завершается. Завершается эпоха, начавшаяся сразу после школы, когда он сказал себе: "Всё! Хватит играть по чужим правилам. Теперь правила буду устанавливать сам". Эти пять лет пролетели одним веселым куражом, полным тотальной свободы. Мир твердых кулаков, мгновенных реакций и простой, понятной всем правды, хранителем которой он всегда себя ощущал, безвозвратно исчезал. Оставалось лишь прекрасное послевкусие ярой задористой силы. Силы, дающей право мыслить, чувствовать и действовать в потоке самого себя…

  …То лето стало для Яна переломным. Он и его друг Рома были натурами увлеченными. Они играли! Друзья, как увлеченные актеры, направили весь свой пылкий нрав в сюжет увлекательного кино с названием «Жизнь». Их игровой площадкой были столичные улицы с ночными ресторанами и утренними кафешками. Забавы с жителями и гостями столицы приносили какие-то деньги, счет которым друзья не вели. 

  В друзей влюблялись девчонки, которым парни раскрывали мир своего безграничного воображения. Ян и Рома жили в мире силы. А слова в мире силы подобны поступкам. 

  Слова обладают намерением, и потому друзья всегда выбирали их точно и выверено, словно слоганы в рекламных роликах. Любое невзвешенное слово могло стать причинной для серьезной вражды между уличными самураями того времени, или наоборот, стать началом новой эпохи. 

  Как гром среди ясного неба, в один из обычных летних дней, Рома вдруг произнес неожиданную фразу, сияя своими черными глазами: "А, не пришло ли время поступить в университет, самый лучший в республике, элитный?" Объяснения были излишни. Ян мгновенно срисовал эту мысль, которая молнией обожгла сознание и благостным теплом разлилась по телу, будоража воображение новыми горизонтами. 

  Друзья тут же направились в администрацию университета и в ближайшее время подали документы. И это несмотря на то, что последний раз Ян держал ручку в руках более пяти лет назад. Тогда это было совсем не важно. Не из парт, профессоров, учебников и экзаменов состояла их мечта, а из манящего мира красивых девушек из элитных семей. Из мира больших денег. Где, как не там искать свое счастье? Академический мир был диаметрально противоположен миру ража и блатного фарта. Вероятно, тем он и манил. 

  Парни настолько окунулись в свои мечты, что провели лето, разгуливая в дорогих костюмах «с иголочки», играя новыми манерами, посещая элитные заведения, называя друг друга по имени и отчеству. 

  Рома уже прежде пытался, в отличие от Яна, поступить в университет на актерский факультет. Он поступил, но продержался там всего полгода. Потом его выгнали с формулировкой «не ту себе роль выбрал относительно преподавательского состава». Но главное в искусстве перевоплощения он уже понял и успешно передавал эти навыки Яну. 

  Погружение в образ давалось легко, играючи. Как и положено будущим студентам, друзья подыскивали подходящее жилье близ университета, а параллельно вели светские беседы на манер сынков богатых родителей, отправивших своих отпрысков грызть гранит науки. Именно такими они и представлялись всем новым знакомым, а в особенности молодым девчатам, приехавшим поступать в столичный элитный университет. Погружение в образ было настолько увлекательным процессом, что им казалось, что они вовсе и не играют. Друзья всерьез готовились к новой жизни. Конечно не тем, что заглядывали в книги, а тем, что буквально сливались с выбранной перспективой, с намерением оседлать волну своей новой мечты. Лето пролетело, словно птица. 

  За день до вступительных экзаменов Ян пришел к университету побыть с собой наедине, послушать свою интуицию, посозерцать свои чувства, собрать, что называется, мысли в кучку. И тут его словно холодным душем окатила волна всепоглощающего сомнения. "Что за абсурд ты задумал!"- истерила какая-то сущность в нем. 

  "Это как? Ты, воин, видевший жизнь и смерть, годами живущий в пути, обладая железной волей и готовый в любой момент сразиться с реальностью насмерть, собираешься вновь примерить подгузники?! Да как же это возможно, весь в латах и шрамах, сесть за парту, похожую на игрушку на детской площадке! И, типа, никто не заметит абсурдности происходящего?! Ты же ручку держать в руках разучился, уже не помнишь, как писать! 

  Очнись, пока не поздно",- кричало сомнение. "Ну, а как же мои мечты? Мир, которым я уже грежу наяву? Все прахом лишь от того, что я оброс бронею. Нет уж! Я попробую. Пусть это будет день или неделя, а может, месяц. Не важно в какой момент меня выпроводят с этого праздника жизни, зато все это время будет моим. И оно будет прожито в мечте. Сомнения и уверенность, когда равны, дают силу точности и красоте",- уговаривал себя Ян. 

  Бордовый, шелковый и безумно модный в то время двубортный костюм, увесистый золотой перстень с бриллиантами, в портупее за жилеткой огромный браунинг 9 мм, в руке четки, танцующая походка вразвалку и дерзкая улыбка на лице. Яну казалось, что именно так и нужно явиться на вступительный экзамен. О, наслаждение скользить по краю! Замрите ангелы, смотрите же, сегодня я играю! 

  Войдя в экзаменационную, Ян мгновенно оценил ситуацию и привычно улыбнулся первой попавшейся на глаза красивой абитуриентке. Сев с нею рядом, он увлек девушку разговорами. Девушка тут же забыла куда и зачем пришла. Аудитория экзаменационной шумела на все лады, пока не зашла зрелая, но вполне современно одетая профессорша с соответствующими манерами поведения. Она коротко объявила правила, раздала всем задания и сказала, что у всех есть полтора часа на все. Затем отошла вглубь аудитории, подчеркнуто снижая планку значимости происходящего. 

    Новая знакомая Яна усердно стала что-то царапать на своем листике. Парень отметил про себя: "Кажется, это все. Моя академическая карьера окончена".

  Яну очень не хотелось сдаваться. Ему хотелось отыграть эту сценку под самый занавес, даже если жанр ее окажется трагикомичным. Сорок минут изображать бурную деятельность, подавляя волну щемящих сердце чувств от неминуемого фиаско, оказалось непросто. 

  Прошло какое-то время. Вдруг Леночка, новая знакомая Яна, сказала: "Я все, а ты?" Ян ответил: "Я скоро закончу, а потом покажу тебе мой любимый ресторанчик, отметим наше поступление". Экзаменатор вообще к тому времени не обращала внимания на происходящее в зале, а изучала первые сданные работы. 

  Ян обратился к Лене со словами: "Кажется, у меня ручка не пишет". И подвинул к ней абсолютно пустой бюллетень. Девушка улыбнулась, передала ему свой заполненный листок с заданиями, к себе подтянула листок Яна и быстро стала заполнять. 

  По всей видимости, делала она это не так усердно, как свое задание, потому что минут через пятнадцать они обменялись заданиями обратно. Отдавая заполненный бюллетень экзаменатору, Ян ликовал, изображая безразличие к происходящему. Победа! Не может быть! То, что еще вчера казалось абсурдным и бессмысленным, свершилось. Крепость пала тогда, когда, казалось все кончено. Выходя в коридор, он шепнул на ушко своей спасительнице: "Забыл представиться, зовут меня Джин, загадывай желание". На что Лена, мило улыбнувшись, ответила: "Увидимся завтра, я подумаю".

  В этот день Ян «банковал» в ресторане напротив университета. Закончил он своё торжество в ночном клубе в кругу друзей, среди которых был и Рома, сошедший с дистанции за месяц до экзамена. Мир аплодировал Яну, и сам он ощущал себя на гребне волны, которую запустил сам каким-то немыслимым напором. Не забывая, однако, что впереди его ждут куда более непростые вызовы. Успокаивала мысль: "Мне бы только день простоять, да ночь продержаться". Парень не делал ставок на то, что у него реально получится удержаться в университете. Любопытно было узнать, насколько его хватит: день, неделю, или месяц? Все это было больше того, на что Ян реально рассчитывал. Значит, игра продолжается, и пора делать новые ставки. Развивай свой джек-пот! 

  Первое сентября выдалось хмурым. Укрывшись зонтом, в коричневом замшевом плаще до пят, под покровом ненастья, Ян скользнул в толпу счастливых студентов огромной аудитории. Бедным студентам его университета некуда было парковать свои элитные авто, на которых большинство из них приехало. 

  Был даже такой, который приехал на своем чоппере Харлей Девидсон с телохранителем. Публика этого университета состояла из детей местной богемы, а также бизнес и политической элиты. 

  Первой лекцией экономического факультета, на который Ян поступил, была макроэкономика. Полтора часа гордость университета, профессор Максимельян, поражал воображение богатой недоросли волшебством западной экономической науки. Ян сел за первую парту с парнем, отец которого был начальником охраны известного банка республики, а его мать - главным бухгалтером того же банка. Эти первые полтора часа он не забудет уже никогда.  

  Профессор наслаждался вниманием покоренной им публики. Ян вышел из аудитории совершенно влюбленный в свою новую реальность. Он намеревался во что бы то ни стало познать всю магию свободного рынка, бесконечно растущего мирового спроса при вполне конкретных и ограниченных ресурсах планеты. "Лед тронулся, господа присяжные заседатели, ликовал Ян, - командовать парадом буду я!"

  Но умница фортуна, явно не лишенная чувства юмора, уготовила сюрприз. Вторым уроком по расписанию шли иностранные языки, немецкий и английский. И, если первая лекция предполагала лишь наличие внимания, то вто-рой урок предполагал общение, причем на иностранном языке, которого Ян совсем не знал. Вспомнив, что когда-то в школе он выбрал немецкий, решил пойти на него, хотя не помнил ровным счетом ни одного слова. 

  "Неужели это все… Сейчас не получится отсидеться, слушая пылкого лектора. Тут придется что-то говорить, а разговор пойдет явно не на блатной фене", отметил себе Ян. Добро, идем напролом, действуем, как обычно, по обстоятельствам! Сев в середине маленькой аудитории, Ян сосредоточился на потоке ощущений, приподнимаясь над чувствами тревоги и разгоняя себя задористым ражем. 

  Профессорша только закончила  университет, была подчеркнуто напориста, но явно не уверенна в себе. Молодая и симпатичная, не в меру напряженная, она попыталась начать урок. 

  Тут некстати в аудиторию заглянул студент, ища урок английского. Он спросил, здесь ли проходит его лекция. "Да, урок английского идет тут," - ответил заблудившему-ся Юра - парень, сидевший рядом с Яном, и подмигнул онемевшей от его наглости учительнице. Это явно взорвало все темные закоулки ее подсознания. 

  Она властно выставила нерадивого студента за дверь, показывая остальным, что их ждет в случае неуместной инициативы. Она долго готовилась к своему звездному часу профессора элитного университета, а тут весь ее образ рассыпался всем на потеху панибратским подмигиванием развязанного студента. Ян почувствовал, что у него появился шанс удержать как можно дольше всеобщее ликование и радость от происходящего, пусть даже не в пользу молодой учительницы, которой на ходу приходилось придумывать новую тактику доминирования. Учительница, Алена Ивановна, взвизгнув  по девичьи от досады, хлопнула что есть мочи по столу книгой, призывая всех к порядку. Сбитая с толку, и оттого чуть менее категоричная, она стала экзаменовать всех присутствующих на предмет знания языка бюргеров. 

  К середине урока у Яна обнаружилось полное отсутствие познания иностранного языка. Он оправдывал этот факт обстоятельствами своей непростой жизни. Но заверил молодую учительницу, что готов его постичь, оставаясь на дополнительные, внеурочные занятия. 

  Ян обезоружил профессоршу открытой улыбкой. Алена Ивановна с готовностью поддержала инициативу, восстанавливая пошатнувшийся авторитет в глазах изумленной публики. Больше в тот день неожиданностей не было. Урок информатики и этики не таили в себе серьезных вызовов. 

  Учебный день закончился единственной проблемой: обязательством в кратчайшие сроки научиться говорить на немецком языке. Яна это немного беспокоило, но и обнадеживало одновременно. Его девушка, в которую он был беззаветно влюблен в то время, жила во Фракфурте-на-Майне. Она уехала туда достаточно давно, но он и не думал прерывать с ней отношения. Ян мотивировал себя тем, что выучит немецкий, и возможно, там, в Германии, они и будут впоследствии жить вместе.

   Алена Ивановна составила ежедневный график дополнительных уроков. Они были почти одного возраста, учитель и ученик. Молодая учительница влюбилась без памяти в Яна, а он относился бережно к ее чувствам. Хотя их отношения и носили исключительно платонический характер, они явно способствовали постижению чуждого Яну языку. Вскоре парень не только стал говорить, но даже ловил себя на мысли, что и думать стал на немецком. Остальные науки давались также легко, так как Ян искренне и с огромным интересом предался им. 

  Новый друг Яна, Сергей, сын банкиров, ему во всём помогал. Ян, в свою очередь, щедро делился опытом взрослой жизни. Ян искренне проникся уважением к Сергею за его чистоту, искренность и самоотдачу. 

  Его новые друзья, хоть и не обладали знанием о силе, которая лежит в отрезке между рождением и смертью, и были наивными, но все же были полны свежей, чистой энергии. Ян вполне искренне уважал их и даже по-братски любил. Академический мир неуклонно занимал свои позиции в жизни Яна. 

  Прошла первая сессия. Не без помощи Сергея, которому он безмерно благодарен и по сей день. Начались летние каникулы. Простое, как в детстве, радостное время, в котором никто от тебя не требует соответствовать тяготам этого бренного мира. К тому времени, он уже и забыл, что такое бывает.

  Ян уже спал, когда совсем за полночь к нему приехали его университетские товарищи, предлагая выйти на улицу поговорить. Полусонный он вышел на улицу, где ему сообщили, что все едут к морю на ВМV. Трое парней предложили Яну поехать с ними. Желание было одно - как следует «оттянуться». "Много текста",- бесстрастно отрезал Ян, прерывая длинную и пылкую тираду Алексея.   

  Взяв геологический спальник своего отца, денег, одежду, он хмуро сел на переднее сиденье автомобиля, собираясь уснуть. В автомобиле ревела музыка, парни танцевали прямо в машине, включая водителя. Бутылка шампанского Ля Рашель шла по кругу, минуя водителя. Дымил хороший табак и не только. Стоя на светофоре, автомобиль в прямом смысле, плясал под ритмы Рейва, раскачиваемый ритмичным танцем парней, ликующих от предстоящих приключений. Ян, окончательно пробудившись, включился во всеобщее торжество жизни. Каникулы пролетели мгновенно. Друзья передвигались каждый день на новое место по черноморскому побережью, заполняя время до краев новыми впечатлениями…

  Пять лет университета пролетели, как один большой праздник, который воспитал в Яне новую личность. Приближались госэкзамены, и вместе с ними какое-то незнакомое прежде, чрезмерно серьезное отношение его друзей к происходящему. 

  Ян, в свойственной себе манере, звал всех праздновать жизнь, но время праздника закончилось. Время, в котором его университетские друзья как белки скакали по дереву жизни, таяло. И вместо дерева, белки осознавали себя в колесе, которое они теперь до конца дней своих будут крутить. Только совсем не для этого Ян поступал в университет.

  "И снова в дорогу. Мое время здесь закончилось", - подумал Ян. Придя на вокзал, он взял билет на ближайший рейс до Москвы, оставив себе время в поезде «на подумать» зачем он туда едет и что будет там делать. Москву он любил, она явно звала его. Но для чего, он пока не понимал. Не понял он этого и в поезде, и по прибытию на Киевский вокзал. Сбросив дорожную сумку в камеру хранения, Ян направился в ближайший парк, захватив с собой бутылку кефира и полбатона. Ему опять предстояло крепко подумать над жизнью. 

Автор: Валерий Катрук

Воскресенье, 16 Май 2021 г.
Просмотров: 787

Читайте так же

Все мы очень любим свою кровать и подушку. Особую нежность мы испытываем к ним по утрам, и нам стоит большого труда от...
5222
Пока все социальные сети бурлят негативом и пиарят разные вирусы, хочется разбавить это приятными новостями и фактами. М...
104
Когда Дарвин увидел биологическую клетку через оптический микроскоп, она, даже будучи увеличенной в сотни раз, выглядела...
141
Волновая генетика, вызывающая в последние годы столько споров, по-прежнему не принимается научным сообществом, которое в...
164