Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Время

Если сникнет парус, 

мы ударим веслами!

Пятая глава книги «Мидгардтха» drive.google.com

  "Как странно ощущается время",- думал Ян, глядя в угли костра. Казалось, что горы дышат, раздувая костер прерывистыми потоками ветра. Мужчина стал дышать вместе с ними, глубоко и энергично, делая долгие паузы между вдохами и выдохами, вторя ветру. Его увлекла эта игра, казалось, горам она понравилась тоже. Пространство встрепенулось и оживилось ярчайшими красками и мелкими деталями. Костер стал представляться целым миром, в котором происходило огромное количество разнообразных процессов, как в полдень на базарной площади.

  "Что же такое время? В жизни произошло огромное количество событий. Высокую плотность чувств и разнообразнейших мироощущений удалось прожить за сорок лет. Нет, наверное, во времени той линейности, о которой учили в школе на уроках истории и географии, объясняя время, как процесс движения от прошлого к настоящему, устремленный в будущее. Здесь, в горах, все воспринимается совсем иначе, чем в школьных учебниках. Если отбросить все, чему учили и взглянуть, что называется «босыми глазами», то время ощущается в образе сферы. В центре этой сферы нахожусь я сейчас, а по его окружности, в данный момент, на абсолютно равном расстоянии расположены все события моей жизни", - так размышлял Ян, вглядываясь в жар углей, словно в толщу жизненных событий.

  "События раннего детства, бурной юности или взрослого этапа жизни абсолютно одинаково существуют в сознании и живых чувствах. 

  Бывает так, что слабо помнятся события из прошлого. А бывает наоборот: воспоминания ярче и реальнее окружающей действительности, стоит только на них сосредоточить внимание. Все они - на расстоянии вытянутой руки, образно говоря. Обратись к ним и вот они тут, во мне, прямо сейчас", думал он. Порой время сжимается, приближая прошедшие события к центру. Порой растягивается до такой степени, что все скрывается как будто в тумане. 

  Ян задался вопросом: "А вдруг нас обманули еще в детстве, когда закладывали образ мира. Никто ведь не смог объяснить суть бесконечной вселенной. Просто заявили, что она бесконечна и все тут. Как хочешь, так и понимай. Что это значит? Совсем нет никаких границ? А вдруг, подобно этому, и о времени представление выдумано и ничего не имеет общего с реальностью? Вдруг оно совсем нелинейно, и оттого так сложно осознать всю сущность мира, в котором мы оказались при рождении?"

  Мужчина отпустил воображение, и время представилось ему в образе некой живой, текучей субстанции. В ней, единой, соединилось все: от самых начал до вечного продолжения сущего. "Все в этом мире можно измерить временем. Но как же хочется измерить само время! Чем? Как приподняться над этим потоком и осознать существо времени? Как осознать его природу? Как же хочется мобилизовать в сознании все, что когда - либо удалось испытать и разом ощутить в едином восприятии всю реальность!"  думал Ян. Мысль ускорялась, дыхание становилось ритмичным, как бывает в момент засыпания. Энергичные вдохи и выдохи опять раздували угли сознания и вдруг… Вспышка!

  Двенадцатилетний ребенок стоял у окна своей комнаты и задумчиво смотрел на детский сад. Детский сад находился у дома, в котором, взрослея, он впитывал первые впечатления жизни. Его мать, яркая и очень красивая женщина, работала здесь воспитателем. И потому до самой школы мальчик не покидал заботливый и теплый мир своих родителей. Из окна детской комнаты мир виделся интересным, полным новых открытий и приключений.

  Накануне всей семье предстоял переезд в столицу, в огромный город с множеством потрясающих возможностей. Ребенок представлял манящие картины жизни в столице как раз в тот самый момент, когда к нему со спины подошла мама и обняла. Запах ее родных волос опахнул привычно и успокоил. Наслаждаясь прекрасным мгновением, Ян спросил: "Мама - мы, правда, уедем из нашего поселка и будем жить в большом городе?" Женщина ответила: "Да, конечно, это уже решено и часть вещей мы уже отправили первой машиной". Мальчик очень обрадовался и начал о чем-то эмоционально говорить, но мать прервала его и грустно сказала: "Ты еще будешь сильно скучать по этому дому". Тогда он не понял смысла сказанной фразы, но позже она оказалась пророческой.

  Геологический поселок в несколько улиц находился в трех километрах от ближайшего города, в степи, между огромным озером и небольшими лесками. Выстроен он был среди аулов тюркского народа. Народ этот жил своими устоями, почти не пересекаясь своим укладом жизни с укладом жизни переселенцев-геологов. 

  Гагаузы, так именовалось местное население, жили, в основном, разводя овец и промышляя ремесленничеством. В их семьях царил суровый янычарский нрав. 

  Геологи были из России, Украины, Белоруссии, Казахстана. В степях они часто собирались на пикники с песнями под гитару. И жизнь их была полна романтики.

  Отец Яна недавно приехал из девятимесячной командировки в Сирию. Там, под Алеппо, их геологический отряд проводил необходимые изыскания для постройки гидро-электростанции. Она являлась гордостью нации, изображение её впоследствии чеканили на сирийских монетах.   

  Каждую неделю отец высылал семье открытки и сувениры.  Все очень радовались за него, гордились, но больше скучали. 

  Отец вернулся неожиданно. Ян со старшим братом Андреем и друзьями сидел в комнате родителей. По черно-белому телевизору шел фильм "Гостья из будущего", каждую серию которого они ждали с замиранием сердца. Отец появился в дверях комнаты. Мальчик повернулся к нему, и в глазах все поплыло. С криком "Папа!" он кинулся ему на шею. Брат Андрей тоже подбежал к отцу. Они крепко обнялись, не помня себя от счастья. Так на руках у отца и вошли в кухню, в которой их мама готовила ужин. Она сидела на табурете со слегка уставшим видом. Приподняв взгляд, вся обмякла и заплакала, не пытаясь даже встать со стула, пряча слезы рукой. Отец сел перед ней на колени, выпустив детей из рук, и молча обнял. 

  Братья выбежали из кухни, чтобы не мешать родителям. В тот день отец привез много денег в семью. Сразу купили новый, только что вышедший в продажу, автомобиль, огромный цветной, безумно дорогой телевизор и множество всяческой аппаратуры. Отец Яна одарил свою женщину большими рулонами невероятно красивой восточной ткани, из которой она пошила потом себе наряды. Привез с собою полные чемоданы брендовой одежды, совершенно немыслимых сладостей, килограммы разных жвачек. Да и вообще много всего, что было недоступно в Советском Союзе. Но главное - им выделили квартиру в столице! 

  Недавно отстроенный для геологов комплекс коттеджей в прибалтийском стиле под черепичными крышами выгодно отличался от одинаковых панельных девятиэтажек.   Управление сворачивало геолого-разведывательную организацию в этой местности, в столицу переводили самых перспективных сотрудников с их семьями. Переезжала и семья лучшего друга, с которым Ян дружил буквально с горшка. Лешка, жил этажом ниже. Они ходили вместе в детский сад в одну группу, и в школу в один класс. Да и вообще, все время проводили вместе. По утрам, только проснувшись, мальчишка сразу бежал к Лешке, который обычно еще в трусах сидел за столом с паяльником, ваяя очередную электронную схему.

  Было раннее лето. В новом городе Ян с Лешкой, как водиться у мальчишек, принялись изучать незнакомую среду обитания. В это время их отцы оборудовали подвалы и лоджии-балконы, высаживали сады на прилегающих участках и разбивали огороды. А матери обживали пространства новых квартир. Удивительное настроение тогда царило в домах и во дворах, более нигде не встречаемое в жизни Яна: новые люди, все счастливы, детвора разных возрастов, никто никого не знает, но все друг другу интересны, доброжелательны. 

  Лето и каникулы только начинались. Людей объединял общий праздник и радость от обустройства своих квартир, от новых знакомств. Вечерами все выходили во дворы и до поздней ночи общались. Люди были счастливы! 

  В один из таких дней внимание Яна с Лешкой привлекла сеть вентиляционных подземных тоннелей, проходивших между домами. Под землей, под всей территорией, на которой располагались три дома, оказался целый подземный мир подвалов. Они незамедлительно перешли к изучению неизведанного подземного пространства. Оборудовали здесь себе штабы и склады, куда стаскивали все интересное для себя из того, что строители не успевали убрать. 

  К тому времени они увлекались радиоэлектроникой и знали из популярных тогда журналов «Юный техник», как спаять практически любую схему. Поэтому свои схроны и штабы оборудовали ловушками и системой электронной сигнализации. 

  Установив контроль за подземельем, они принялись изучать чердаки домов. Это были незадействованные огромные помещения, с выходами на черепичную крышу. На одном из балконов, на крыше они установили аудиосистему, покрыли пол трофейным линолеумом. Досками отделали стены балкона, где проводили уютные вечера, сидя под звездами, наслаждаясь популярными в те времена мелодиями. Словом, полностью освоили все пространство двора трех новостроек.

  Отсюда, с высоты балкона, под сводами черепичной крыши открывался вид на близлежащие территории, которые по общему согласию предстояло изучить в ближайшее время. 

  Место новой жизни располагалось на краю города, у самого леса, рядом с тремя озерами, среди обширных парков. На озерах красовались острова с Луна-парком, аттракционами и колесом обозрения. В трехстах метрах от домов, в лесу собирала вечерами парней и девчат огромная беседка. А за ней - настоящий лес километров семь, уходящий далеко за окраину города. Он и стал объектом дальнейшего интереса мальчишек.

  Целыми днями Ян с Лешкой проводили в лесу, играя, гуляя и общаясь друг с другом. Здесь, рядом с большим родником, вдоль ручья они отыскали землянки партизан со времен второй мировой войны. В одной из них оборудовали свой штаб. Настелили досок на пол, приволокли старый ковер. Проходившие неподалеку тропы завалили сухостоем, сделав их непроходимыми. Себе же оставили почти незаметную, проходящую сквозь кусты, тайную тропинку. Ее, как положено, обставили всевозможными ловушками и сигнализацией из бутылок и консервных банок. 

  Открытия леса на этом только начинались. Неподалеку от военных землянок обнаружилась заброшенная канатная дорога, которая когда-то должна была соединить через лес два отдаленных друг от друга района города. 

  Железная вышка канатной дороги была в высоту не меньше шестнадцатиэтажного дома. К самой вершине вышки вела лестница. Там располагались две площадки, шириною метра два и длиною около шести. Здесь они решили обозначить еще одно тайное место, из которого легко обозревалось полгорода, а их район вообще весь был как на ладони. Мальчишки любили это место и никому о нем не рассказывали. Друзьям нравилось созерцать город, узнавать места и улицы, которые особенно красивыми были по ночам.

  Отсюда они могли следить за тремя островами, которые были тоже детально исследованы этим летом. Вскоре ребята подружились с парнем, отец которого оказался начальником спасательной станции. И это, в свою очередь, дало возможность, в любое время дня и ночи, пользоваться лодками. Лодки были единственным способом добраться до островов. Кроме одного, к которому шел понтонный мост. Он был всегда полон народа. Здесь были: пещера Страха со входом в виде головы дракона, комната смеха, детский замок из камня, избушка на курьих ножках и первый в городе зал компьютерных игр. 

  Но больше всего их интересовала таинственная пещера в лесу, около двух метров высотой и шести метров шириной.  Бетонные своды пещеры стояли в русле большого ручья, который собирал в себя все осадковые воды леса. Пещера наводила мистическое чувство таинственности. Не раз они пытались зайти в нее поглубже, идя вброд по ручью. Но каждый раз, когда свет в начале тоннеля терялся, здравый смысл выбрасывал их оттуда пулей, щекоча нервы. 

  Все, что можно было изучить, было уже изучено. А эта пещера оставалась единственной загадкой, будоражащей детское воображение. Друзья решили, что к изучению пещеры необходимо подойти более осмысленно и стратегически. Несколько дней они тайно планировали экспедицию. Приготовили непромокаемую одежду, изготовили факелы, запаслись подсолнечным маслом для них, веревками, ножами, компасом, спичками и прочим.

  И вот, одним ранним утром, когда родители ушли на работу, выдвинулись навстречу неизведанному. 

  У самого края пещеры они разожгли большой костер на случай, если придется промокнуть. Дома оставили записку родителям с четкой ориентировкой, где они и каковы их планы. Ориентировка заканчивалась словами: "Если погибнем, просим считать нас коммунистами". Это была расхожая шуточная фраза, но в этот раз она почему-то парням не показалась смешной. 

  За крайнее дерево у пещеры они завязали веревку огромного мотка, после чего решили посидеть на дорожку, собраться силами и духом. У костра разложили последний завтрак и стали кушать. Кто его знает, когда посчастливится поесть в следующий раз? Они не спешили. Подготовка заняла часа три. После чего друзья стали медленно продвигаться внутрь пещеры с факелами в руках. Дно тоннеля было в воде, которая довольно быстро бежала куда-то в манящую темноту. 

  Думалось: "А вдруг там клад, который еще древние пираты запрятали, уходя от погони. А может, таинственный подземный город? Да мало ли что там может быть!" Чувство страха было запредельным, но еще сильнее манили предстоящие открытия. Пытаясь успокоить страх, они всю дорогу шутили. Вглубь продвигались медленно, разматывая веревку, освещая путь факелами. Но в тот момент, когда свет тоннеля совсем скрылся за поворотом, их обуяло незнакомое чувство животного страха. 

  Страх был не психологическим, а ощущался телом где-то в середине живота. Их шутки теперь становились еще веселее и задорнее. Тени на сводах тоннеля в свете пляшущего пламени факелов были зловещими. Казалось, что вот сейчас откуда-то навстречу выйдут гномы или другие подземные существа и тогда придется сражаться за жизнь. Парни были готовы ко всему. На ремнях у них висели заранее изготовленные мачете. 

  В пещере веяло свежестью, но было очень сыро. Тянуло сквозняком. Голоса звучали эхом, отчего становилось еще страшнее. Продвигаясь вглубь около получаса, веревка из самой большой бобины предательски закончилась. Друзья переглянулись, молча спрашивая друг друга: " Что? Может, повернем назад, пока еще не поздно?" И все же, они решили продолжить путь, бросив конец веревки в воду. К тому времени факелы стали тухнуть и пришлось остановиться. 

  Ребята достали из рюкзака бутылку подсолнечного масла, которое стащили с кухни у родителей, открыли и всю ее вылили в банки факелов. Факелы разгорелись с полной силой, успокаивая натянутые нервы. Но вдруг вдали мелькнуло что-то странное. Подойдя ближе, стало ясно, что плиты тоннеля в одном месте сильно сместились, и здесь скопилось много лесного мусора, образовавшего затор. Из-за этого уровень воды стал намного глубже, почти по грудь. Пришлось заходить в воду, переползая через вал веток. Промокнув насквозь, не договариваясь, они сменили темп продвижения на максимально возможный. За полтора часа продвижения в подземелье неизменный образ тоннеля воспринимался уже как-то привычно. 

  И когда в конце тоннеля появился свет в виде еле заметного блика, трудно было сразу осознать и поверить, что это – цель! Что они ее практически достигли. 

  Яну было очень страшно порой, но он никак не выказывал этого на протяжении всего путешествия под землей.  Лешка, вероятно, тоже что-то подобное испытывал. Но они оба вели себя невозмутимо, особенно, когда вдали замелькал свет в конце тоннеля. Дальше шли уже не спеша, громко разговаривая. Снова шутили. Свет становился все больше и больше. И, наконец, его стало настолько много, что можно было отчетливо разглядеть своды тоннеля, в точности похожие на ту его часть, что были в самом начале подземного пути. На выходе из тоннеля яркий солнечный свет ослепил отвыкшие от света глаза. Они побросали догорающие факелы в воду и стали осматривать местность, в которую попали: деревья вокруг, небо...

  Картинка начала складываться, но поверить в нее пока было сложно. Друзья оказались посреди парка среди трех озер, который находился примерно в полутора километрах от леса, где начиналась пещера. Вот она, знакомая дорога, вдали троллейбусная остановка и узнаваемая местность. 

  Они бывали здесь множество раз, но эту часть тоннеля совсем не замечали. Все ясно: "Мы вошли в пещеру там, далеко в лесу, а оказались здесь, на озере, пройдя под всем районом города, и вышли в совершенно неожиданном месте!" – радовались друзья своему открытию. Теперь главной задачей было дойти до дому раньше родителей, чтобы уничтожить записку, оставленную еще утром, переодеться и спрятать все следы своей экспедиции. 

  Друзья так и не встретили под землей гномов, не нашли сокровища пиратов, ни тайных комнат, а всего-то прошли насквозь под всем районом города, в который недавно переехали. Удивительно! Лес и парк теперь для них были соединены тоннелем, дорогу по которому знали только они! Новые дни оставляли новые впечатления, а времени думать о прошедшем совсем не оставалось. Вопросами о существе времени Ян тогда совсем не задавался. Время тогда воспринималось не движением стрелок на циферблате, а количеством прожитых впечатлений, а их тогда было всегда предостаточно.

Автор: Валерий Катрук

Четверг, 17 Июнь 2021 г.
Просмотров: 726

Читайте так же

Бруно Серато (Bruno Serato) родился во Франции и с 14 лет подрабатывал в семейном ресторане. В 1980 году 20-летний Бруно...
11
1. Безусловное и безоценочное принятие личности ребенка. Пусть знает, что его любят при любых обстоятельствах. Даже е...
7503
В США разрабатывают первый в мире сегмент бетонных дорог с бесконтактной беспроводной зарядкой.Проект реализует Департам...
76
Квадратные волны:Эти волны могут казаться безопасными, но они достаточно сильны, чтобы направить пловцов, серферов, лодк...
123