Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Энергетическая политика ФРГ: курс на энергосбережение




 

ФРГ занимает 5-е место в мире по объёмам суммарного энергопотребления, но не обладает достаточным количеством собственных сырьевых ресурсов и сильнее многих европейских стран зависит от импорта энергоносителей. В настоящее время эта зависимость составляет около 60% (по нефти – 97%, по газу – 81%), что значительно выше среднеевропейского уровня (1). Учитывая традиционно промышленный профиль германской экономики, проблема рационального использования энергии всегда достаточно остро стояла перед страной. В период с 1955 по 1973 гг. удельное потребление энергии германской промышленностью сократилось примерно на 42%. При этом на долю металлургической, химической и промышленности нерудных материалов пришлось около 75% экономии. Характерная особенность этого периода состояла в том, что достигнутые показатели энергосбережения были получены без каких-либо серьёзных мер вмешательства со стороны государства, а прежде всего за счёт внутриотраслевых и межотраслевых структурных сдвигов, происходивших естественным, рыночным путём в результате перестройки отраслевой структуры и обновления технологической базы германской промышленности. Проводившиеся тогда исследования выявили и ещё одну любопытную закономерность: не было обнаружено жесткой зависимости между величиной затрат на использование энергии в тех или иных отраслях промышленности и соответствующими показателями её экономии. В условиях относительно низких мировых цен на энергоносители, энергосбережение было не столько целью, сколько побочным продуктом структурных и технологических сдвигов (2).

Качественно иная ситуация сложилась после энергетического кризиса 1973 г. Резкий рост цен на нефть привёл к значительному увеличению удельного веса затрат на энергию и топливо в общей структуре издержек производства. В среднем по промышленности он вырос с 8% в 1960 г. до 13–14% в 1975 г., а на транспорте, где уровень зависимости от потребления нефти был особенно высок, аналогичный показатель увеличился в разы (3). Таким образом, все основные потребители энергии – промышленность, транспорт и домашние хозяйства – получили сильнейший экономический стимул к её экономии. «Нефтяной шок» стал поворотным пунктом и в государственной политике в энергетической сфере. Если раньше принципиальная позиция германского правительства состояла в том, что обеспечение энергетическим сырьём является проблемой частного капитала, за решение которой он несёт полную ответственность, то теперь официальная точка зрения на этот счёт радикально изменилась.

В правительственной энергетической программе 1974 г. прямо говорилось, что надёжность снабжения национальной экономики энергией является политической проблемой и в случае необходимости решать её следует даже вопреки краткосрочным интересам тех или иных промышленных кругов (4). Правительство фактически приняло на себя ответственность за изменение ориентированной прежде всего на потребление нефти структуры энергобаланса страны и выделило значительные средства на форсированное развитие атомной энергетики, субсидии угольной промышленности, создало условия для наращивания импорта газа, в том числе и из Советского Союза.

 

Энергетическая политика ФРГ: курс на энергосбережение

 

К разряду политических была отнесена и проблема энергосбережения. Созданная в 1974 г. авторитетная группа экспертов в своём итоговом докладе правительству констатировала, что в ряде случаев имеющиеся резервы экономии энергии «не могут быть выявлены с помощью рыночных механизмов» и поэтому «государству следует отказаться от выжидательной позиции и проводить активную политику в борьбе с расточительным использованием энергоресурсов и внедрением энергосберегающих технологий» (5). В соответствии с рекомендациями экспертной группы в 1976 г. впервые был принят федеральный закон об экономии энергии. Он предусматривал, в частности, активное участие государства в формировании тарифов на использование энергии, регламентирование технико-экономических условий производства с помощью государственной технологической политики, прямое установление технических стандартов и норм при производстве, эксплуатации оборудования и продаже товаров, широкий набор финансовых и налоговых стимулов, способствующих росту заинтересованности производителей и потребителей в экономии энергии. При этом правительство резервировало за собой право использовать любые, в том числе административные, инструменты для достижения поставленных целей. «Вопрос о системной совместимости тех или иных методов регулирования (в сфере энергосбережения) в каждом конкретном случае следует рассматривать отдельно в общем контексте политических, экономических и социальных обстоятельств», – говорилось в официальном комментарии к Закону об экономии энергии (6).

С момента описываемых событий прошло более тридцати лет, но взятый тогда курс на энергосбережение превратился в долгосрочную стратегическую линию энергетической политики ФРГ и вплоть до сегодняшнего дня является одним из важнейших направлений государственной активности в этой сфере.

За последние 15 лет энергоёмкость единицы условного ВВП уменьшилась в ФРГ на 22%, и по этому показателю Германия входит в число мировых лидеров. Однако рост цен на энергоносители и повышенные обязательства по сокращению вредных выбросов в атмосферу, взятые на себя ФРГ в рамках Киотского протокола, заставляют германское правительство предпринимать дополнительные усилия на этом направлении. Важным фактором, способствующим повышению значимости энергосбережения в системе приоритетов энергетической политики ФРГ, является тот факт, что в Германии сегодня продолжается острая полемика между «консерваторами» и «радикалами» относительно ключевых параметров перспективной энергетической стратегии страны. Первые призывают не допускать резких шагов и продлить срок действующих в стране АЭС, которые запланировано вывести из эксплуатации к 2021 г. Вторые настаивают на резкой смене вектора энергетического развития и поэтапном замещении углеводородного сырья и атомной энергетики возобновляемыми источниками энергии. Ставка делается на то, чтобы с учётом предстоящего закрытия АЭС и свёртывания к 2018 г. каменноугольной отрасли повысить долю регенеративной энергетики в общем производстве электроэнергии с сегодняшних 13% до 20% к 2020 г. и до 50% к 2050 г. (7)

В нынешней ситуации неопределённости относительно будущей структуры энергобаланса страны принципиальное согласие существует лишь по одному вопросу: Германия должна расходовать энергию предельно экономно. Эта установка была зафиксирована в трёх правительственных постановлениях 2002 г. о рациональном использовании энергии в промышленности, на транспорте и в жилищном секторе. ФРГ стала также одним из инициаторов Плана действий ЕС по энергоэффективности (2006 г.), предусматривающего к 2020 г. сбережение 20% энергии. Это равносильно экономии 390 млн т. топлива в нефтяном эквиваленте, 100 млрд евро импорта энергоносителей, сокращению выброса CO2  в атмосферу на 780 млн т. Конкретно намечено 75 направлений экономии, которые должны реализовываться как через директивные показатели (например, стандарты теплоизоляции зданий), так и через добровольные акции и договорённости (маркировка товаров по энергоёмкости, сертификация и т.д.). Для строительного сектора норма экономии определена в 27–30%, транспорта – 26%, в быту выделено 14 категорий товаров (отопительные приборы, компьютеры, ксероксы, телевизоры, электромоторы, холодильники, стиральные машины и т.д.), для которых с 2008 г. установлены стандарты энергоёмкости (8).

Особое внимание уделено процессам преобразования энергии, при которых нередко теряется до трети её первоначального объёма. Соответствующие задачи по НИОКР в этой области включены в VII Рамочную программу поощрения НИОКР в ЕС на 2006–2013 гг. Экономия будет поощряться льготами по налогам и амортизации, субсидированием части затрат, скользящими тарифами на продажу сэкономленной энергии и т.д. Германский министр охраны окружающей среды Э. Габриель заявил, что правительство ФРГ намерено не только перевыполнить требования ЕС о сокращении эмиссии CO2 на 20% к 2020 г., но и «добиться того, чтобы Германия стала самой энергоэффективной страной в мире» (9).

Насколько энергетика ФРГ станет более экономной, сейчас сказать трудно. В экспертных кругах Германии достаточно распространённой является точка зрения, согласно которой правительственные проекты по энергосбережению слишком амбициозны, а запланированные показатели трудно достижимы. Главный аргумент сводится к тому, что основные организационные и технические пласты экономии энергии уже исчерпаны и дальнейшее продвижение по этому пути потребует крупных целевых инвестиций, когда затраты начнут догонять ожидаемый эффект. Скептики утверждают, что даже при реализации всех намеченных мер, итоговые показатели энергопотребления в ФРГ могут изменяться разве что в пределах 10 процентных пунктов. Окажутся ли правы «пессимисты» или докажут свою правоту «оптимисты», покажет время. Во всяком случае сегодня официальную линию на приоритетный характер энергосбережения не ставят под сомнение ни коалиционные партии, ни оппозиция.

Главным координатором многочисленных программ и проектов в сфере энергосбережения стало созданное в 2000 г. Немецкое энергетическое агентство (DENA). Его учредителем является федеральное правительство в лице Министерства экономики, Министерства транспорта, строительства и жилищного хозяйства и Министерства охраны окружающей среды. Вторым учредителем является банковская группа KfW. Будучи по своему юридическому статусу обществом с ограниченной ответственностью, DENA до половины расходов, связанных со своей деятельностью, финансирует из частных источников. Собственно бюджетных средств агентство израсходовало в 2007 г. около 850 млн евро и рассчитывает выделить в 2008 и 2009 гг. ещё по 900 млн евро (10).

В сферу компетенции DENA входят: энергосбережение в жилищном секторе, эффективность потребления электроэнергии, энергоэффективность и экология на транспорте, возобновляемые источники энергии. DENA не финансирует конкретные проекты, а концентрируется на внедрении инструментов и методов повышения энергоэффективности, применимых в различных отраслях и на рынке в целом. Примером такой деятельности может служить разработка образца единого федерального энергетического паспорта зданий, который содержит энергетические характеристики строения – его отопления, теплоизоляции окон, энергопотребления в целом. По новым правилам без такого сертификата здание теперь не может быть ни введено в строй, ни выставлено на продажу. В условиях, когда именно жилищный сектор и домашние хозяйства, а не промышленность, стали главными потребителями энергии, подобная процедура предъявляет повышенные требования к участникам рынка недвижимости с точки зрения обеспечения энергоэффективности жилых строений.

Основные инструменты и методы осуществления государственной политики ФРГ в области энергосбережения включают в себя: – развитие частно-государственного партнёрства в рамках реализации энергосберегающих проектов в промышленности, на транспорте и в жилищном секторе;

– установление стандартов энергоэффективности для оборудования, товаров и зданий;
– обеспечение финансирования пилотных проектов и программ энергосбережения, в первую очередь на объектах ЖКХ и социальной сферы;
– сокращение потребления энергии на объектах, находящихся в федеральной, земельной и коммунальной собственности;
 – проведение соответствующей налоговой политики, нацеленной на стимулирование снижения потребления энергии и топлива.

В целом надо сказать, что для проведения эффективной политики в области энергосбережения в ФРГ сегодня создана широкая и детализированная правовая база; дееспособный механизм её реализации в форме целевых программ, стимулирующих экономию энергоресурсов и развитие эффективного энергоменеджмента; чёткое разграничение компетенции государственных и регулирующих органов. Опыт Германии в этой сфере, думается, был бы особенно полезен для России, где экономика по-прежнему чрезвычайно энергозатратна и характеризуется высокой удельной энергоемкостью ВВП – в пересчёте по ППС она в 2,5 раза выше среднемирового уровня, в 2,8 раза выше, чем в странах ОЭСР, и в 3,5 раза превышает соответствующий показатель в Японии.

ССЫЛКИ:

1. Rohstoffsituation Deutschland 2007. Bundesanstalt fuer Geowissenschaften. Berlin, 2007, S.198–201.
2. См. Energieeinsparung als neue Energiequelle. Muenchen, 2005, S.131–134.
3. Op. cit., S.56–57.
4. Horn M. Die Energiepolitik der Bundesregierung. Berlin, 1977, S.76–77. ВесТниК Фа v 1’2009 _2
5. Meinert J. Strukturwandlungen der westdeutschen Energiewirtschaft. Frankfurt a. M., 1980, S.231.
6. Op. cit., S. 240-242.
7. Nachhaltige Energiepolitik: Herausforderungen der Zukunft. Bonn, 2007, S.213-215.
8. Каныгин П. Энергетическая безопасность Европы и интересы России. МЭМО, 2007, №5, с.5.
9. Handelsblatt, 25.April 2007.
10.  http://www.destatis.de

ЛИТЕРАТУРА:

1. Rohstoffsituation Deutschland 2007. Bundesanstalt fuer Geowissenschaften. Berlin, 2007, S.198–201.
2. Energieeinsparung als neue Energiequelle. Muenchen, 2005, S.131–134.
3. Horn М. Die Energiepolitik der Bundesregierung. Berlin, 1977, S.76–77.
4. Meinert J. Strukturwandlungen der westdeutschen Energiewirtschaft. Frankfurt a. M., 1980, S.231.
5. Nachhaltige Energiepolitik: Herausforderungen der Zukunft. Bonn, 2007, S.213–215.
6. Каныгин П. Энергетическая безопасность Европы и интересы России. МЭМО, 2007, №5, с.5.
7. Handelsblatt, 25.April 2007.


Автор: С.В. Седых, третий секретарь Посольства России в ФРГ

 

Источник

Вторник, 21 Декабрь 2010 г.
Просмотров: 5781

Читайте так же

Камень в Саудовской Аравии когда-то и кем-то был разрезан пополам настолько равномерно и гладко, как если бы он был выре...
9
В русской деревне юбки стали носить не ранее середины XIX века. У донских казачек в приданое шили до 15-20 юбок. Юбку мо...
40
К сожалению, в суматохе современной жизни мы питаемся неважно, из-за этого состояние органов пищеварения страдает. Нер...
7210
Полынь - это сильнейшее средство дано для быстрого приведения больных в порядок.Лечение полынью очищает тело от всяких в...
1284