Видео-презентация Ecology
Концепция Экопоселения

Почему горожане бегут в деревню?

О необычном явлении рассказывает Александр Никулин, директор НИЦ аграрных исследований...

Второе пришествие

Это вторая волна переселенцев. Первая случилась в 90-х, когда люди бежали из нищих городов, чтобы прокормиться на земле. Нынешние переселенцы иные. Это заметили и журналисты «КП»:

- Прошлым летом экспедиция прошла по Волге 1600 километров. У тверского поселка Дегунино у нас кончился бензин, и через систему «пяти рукопожатий» нас встретили «новые русские помещики». Я слышал, что таких робинзонов уже 10 процентов в сельской местности!

- Сравнивая 90-е годы и нынешние, я заметил, что с каждым годом сельская местность становится комфортнее. Даже в глухих местах можно спокойно передвигаться на машине, появилось множество магазинов и кафе. Раньше это считалось роскошью. Но есть еще частная инициатива местных. Именно они начали развивать сельскую инфраструктуру.

- Раньше было проблемой найти печника или колодезного мастера. Теперь работают местные бригады.

- Их много, признаков частной инициативы. Видели, вдоль дорог везде продаются домашние консервы, ягоды, варенье? Как правило, качество хорошее - от этого зависит бизнес. Экономика подсобных хозяйств основана на доверии, это социальный капитал.

- И много они производят продукции?

- Личные подсобные хозяйства, по данным Всероссийской сельскохозяйственной переписи-2006, - 57,3 процента всей сельхозпродукции! Почти весь картофель российский - 92%, 88% меда, 77% овощей и фруктов. Но есть любопытная тенденция. Перепись 2016 года зафиксировала уменьшение фермеров на 40 тысяч человек. И на те же 40 тысяч увеличилось число предприятий малого бизнеса, которые обслуживают сельскую местность. О чем это говорит? Просто заниматься сельским хозяйством в деревне тяжело и невыгодно. Люди сменили сферу занятости. Пытаются не просто мясо производить, а какие-то эксклюзивные колбасы и сыры, консервы.

- Почему горожане возвращаются на землю?

- Это естественная эволюция сельско-городских отношений. В Европе все это началось в 60-х годах. На языке социально-экономической географии это называлось субурбанизацией. Респектабельные представители среднего класса хотели жить за городом, там спокойнее, чем в мегаполисе.

Дачники против фермеров

В начале интервью Александр Никулин ограничил наш разговор рамками Нечерноземья. Бедные почвы, жалкие урожаи, обилие мегаполисов и незавершенный советский эксперимент:

- Советская власть сделала ставку на стирание границ между сельской местностью и городом в пользу города. Села должны были превратиться в агрогородки при крупных агрофабриках. Когда у СССР появились нефтяные деньги, в село вкладывали немалые суммы. Если поговорить с сельскими жителями, заставшими СССР, они с теплотой вспоминают 70 - 80-е годы. Но система оказалась неэффективной. Дисциплина на агрофабриках была низкая. А потом вдруг выяснилось, что другие страны никаких колхозов и совхозов не городили. По всей Европе существуют фермерские хозяйства, агрохолдингов не слышали и не видели.

- То есть?

- Все просвещенные и богатые страны агрохолдингов не имеют. Они есть в странах третьего мира, где и родились - в гигантских латифундиях Южной Америки. Россия, Украина и Казахстан пошли по этому пути, земли позволяли. Но агрохолдинги очень прагматичны, они работают там, где гарантирована прибыль. Они требуют дотаций и льготных кредитов. Им интересен юг и территории вокруг мегаполисов. В Нечерноземье земля им не нужна.

- Но там же испокон веков люди жили с земли!

- СССР достаточно жесткими методами переселял людей в города для реализации индустриальных проектов. Если в Европе превращение сельского населения в городское занимало 10 поколений, с XIX века мы уложились в три. И получили «эффект дачников». Такого нет ни в одной стране мира! После нас с большим отрывом по «дачникам» идет Скандинавия.

- И эта дачная картошка получается золотой, считали все кому не лень. И по бензину, и по проезду на электричках…

- Да, это нерационально. Но это можно объяснить только важностью, приоритетом сельской жизни для горожан. Когда едешь десятки километров, под Пушкином например, - дачи.

- Под Питером целые мегаполисы: Мшинская, Синявино - туда летом переселяются по 300 тысяч человек.

- Экспансия на землю продолжается. У меня дача в Можайском районе, еще 10 лет назад это было глухое место. По статистике, в России 150 тысяч сельских населенных пунктов. Но 30 тысяч заброшено, числятся на бумаге. И 10 - 12 тысяч живы благодаря горожанам-дачникам.

Переехавшие из мегаполисов устраивают свой деревенский быт не по сельским обычаям - по городским, чтобы не только красиво было, но и быт облегчало...

ЗОЖ и кедрозвоны - спасители села

Александр Никулин считает, что именно мода на здоровый образ жизни и здоровое питание дала новый толчок развитию сельского хозяйства. А интернет убрал ненужных посредников и связал фермера с конечным покупателем. Идеальная бизнес-модель:

- Сначала именно зажиточные люди озаботились здоровым питанием, продукция агрохолдингов их не устраивает. Им нужен конкретный гусь, от такого-то фермера, они выберут его на сайте хозяйства, гуся доставят домой. В 15 раз дороже. Этим занимаются десятки, может быть, сотни интернет-магазинов. Сначала это казалось чудачеством, но быстро распространилось среди среднего класса.

- Даже небогатые люди берут на Новый год так называемую праздничную корзину фермерских продуктов. Это тренд такой.

- Следующий сюжет - экопоселения. 20 лет назад этих людей считали сумасшедшими - рерихнутыми, кедрозвонами. Мне приходилось бывать и в таких поселениях, и в «родовых поместьях» на конференциях, которые они устраивают. И я не верю тем, кто говорит, что у нас народ инертен и не способен к самоорганизации. Официально таких поселений 300 - 400. Россия давно уже переплюнула весь ЕС по экопоселениям. Всего за два десятка лет. Это реально проявляется энергия наших граждан, создающих альтернативные формы образа жизни. Причем своим трудом и за свой счет меняют среду. У нас появился слой людей, которые могут жить и работать на природе. В Калужской области есть экопоселение «Ковчег» - на первом месте у них программисты, на втором - музыканты. Но людям таких профессий, людям с достатком нужен комфорт, городские блага. Без этого они не мигрируют. А жизнь с городскими удобствами в деревне дает работу местным жителям - расчистка дорог зимой, ремонт летом. Обслуживание домов и участков и многое другое.

Меньше пьют и не колются

- Сами коренные жители деревень как-то изменились за последние десятилетия? Меня с учетными книгами в руках в селе Прямухино Тверской области уверяли, что последние алкоголики у них вымерли в конце 90-х. Потомства не дали. Друг-фермер с Новгородчины сказал дословно: «С 2000-х годов мужики по деревне в женской кофте и галошах на босу ногу не ходят, поумирали все, собакам - собачья смерть». Это так?

- Я хорошо помню, как знакомые эксперты-рыночники радовались в 90-х, что тунеядцы и пьяницы вымрут - никто о них заботиться не будет. По моим наблюдениям, сделанным за 25 лет работы в сельской местности, очень много людей умерло. Умирали одиночки-алкоголики, умирали и сгорали в своих домах целыми пьющими семьями. А статистика говорит, что употребление алкоголя стало снижаться только в последние годы. Руководители сельхозпредприятий так мне и говорят: «В брежневские времена квасили все, начиная с руководителей районов». Люди по-прежнему любят выпить, но не с утра. Идет процесс протрезвления, но медленнее, чем в городе. Но он отслеживается и в деревне - там, где есть работа.

Но есть и любопытная особенность. По моим наблюдениям, наркоторговцев деревня не интересует как рынок сбыта. Наркотиков в селе меньше на порядок.

- А если нет работы? Где ее взять?

- Тогда все очень плохо, особенно в малых городах. Картины, как в 90-х. Есть у нас еще один пока невостребованный ресурс - малые предприятия в сельской местности. За счет чего рванул Китай? Большинство пластмассовых китайских игрушек сделано в сельской местности. В царской России село делало все что угодно - от карет до стекла. И даже в СССР была промысловая кооперация. И получается парадокс - большинство изделий традиционных русских деревенских промыслов делается в городах! Еще один ресурс - внутренние мигранты, которые работают в городах вахтовым методом, но возвращаются в свои села. Это важный элемент сельской экономики. Их миллионы. А заработанные деньги они вкладывают в развитие своих хозяйств и инфраструктуру.

- А местные власти?

- Сейчас стало правилом хорошего тона: каждая областная администрация должна иметь хотя бы один образцовый историко-культурный объект. «Иркутская деревня», «Кубанская деревня». То есть местная бюрократия заботится о локальной идентичности и думает о туризме.

ПРОГНОЗ

«Волки и медведи приходят. Неуютно»

Говорю своему собеседнику, что за последние двадцать лет символ России - березка в деревнях стала восприниматься как сорняк…

- Спутниковые съемки показывают, что Россия зарастает лесами. Беседовал с сельскими жителями под Нижним. Они с такой тревогой говорят мне: «Лес наступает. Неуютно. Лисы, волки, медведи приходят». Даже в малых городах мне рассказывали, как в морозы к ним забегают волки и дерут собак.

Нужны программы переосвоения сельской местности. На макроуровне должна быть внятная государственная политика, на микроуровне - зажигательные примеры. Пока это все на уровне отдельных семейных хозяйств. Но развитие невозможно без устойчивого сельского сообщества, общины. Вот проект дальневосточного гектара меня удивлял. На кого он рассчитан? На робинзонов?

- А Столыпин?

- Перед столыпинскими переселенцами шли землемеры, сельские поселения планировались, выдавались инвентарь и семена, переселялись общинами, деревнями. Одиночки не осваивают такие территории с такими сложными условиями. В прошлом году была большая конференция БРИКС, возили делегатов по селам. Они были в шоке: «Как же так, у вас крестьян нет! А мы читали… у Толстого…» Там, где есть крестьянство, обустраивать сельскую местность просто.

- Ваш прогноз?

- Он осторожный. У нас появятся районы с привлекательным, устойчивым сельским развитием. Если соответствуют запросам людей климат и ландшафты. Будет развиваться историко-культурный туризм. А дальше тупик. Село обескровлено полувековым исходом людей в города. С Нечерноземьем - ладно, страну прокормит юг. В этом регионе нужно просто поддерживать так называемые очаги культуры, вокруг них сосредотачиваются женщины - школы, больницы, детские сады.

- А женщины - это семьи и детки! Здоровые детки, выросшие на природе.

- У нас есть такой географ Борис Родоман. Он выдвинул такую концепцию: будущее России - в ее экологии. Он приводил в пример парк «Лосиный Остров». Его функции для Москвы громадны. При этом никому в голову не приходит превращать его в технопарк. Для всего земного шара Россия могла бы быть резерватом экологически чистых ресурсов. И это главная наша ценность. Русский человек изначально был бродягой, охотником и собирателем. Русский крестьянин бродил по необъятным просторам. Его пришлось прикреплять к земле насильно. В этом и есть причина неуспеха нашего в сельском хозяйстве. А с другой стороны, у нас есть солдаты, которые могут все это защитить. Вот это наш путь в XXI веке.

- А литье пластмассы под давлением мы оставим китайцам.

 

Источник: pskov.kp.ru

Читайте так же

Ди́кая приро́да — экологический термин для обозначения природы в естественном состоянии, ненарушенной хозяйственной деят...
164
Подсознательно многие люди уже давно готовы перейти на раздельный сбор. Потому как раздельный выброс они уже освоили.Мус...
129
Стартап из Германии Leaf Republic, разработал биоразлагаемую посуду из вторичной бумаги и банановых листьев.Каждая биора...
137
Индийский город Ауровиль развивается под эгидой ЮНЕСКО. Населённый пункт, который часто называют «городом рассвета» на...
16846